Главная О МААП Юнг и юнгианцы Библиотека Ссылки Форум Блог Контакты dvds vitrina In English Карта сайта
 
Невроз – это всегда замещение закономерного страдания.
Карл Густав Юнг
 
 
 
 

Библиотека


Новая физика в юнгианской перспективе
 
Хелен Морган

Опубликовано в Jungian Thought in the Modern World (Ed. by E.Christopher and H.Solomon) London-N-Y: Free Association Books, 2000
 
 
Об авторе: член юнгианской секции BAP, физик по первому образованию, специализируется по психотерапии подростков и взрослых, автор статей о связи внутреннего мира с процессами в группах, организациях и обществе, супервизор Программы IAAP в Санкт-Петербурге 2000-2003г.
 
 
Введение
 
С начала XXвека в науке произошла революция, бросившая вызов самим основам классического материализма и вызвавшая фундаментальную переоценку традиционного разделения ума и материи. Многие физики писали об этой революции, размышляя о пересмотре парадигмы ньютоновской физики, побуждая нас отказаться от нее и демонстрируя изменение некоторых концепций физики. Они считали, что мы движемся к новой парадигме, где больше не применимо прежнее разделение и происходит соединение ранее отдельных дисциплин.  Попробуем посмотреть на потенциально интересное и продуктивное взаимодействие между физикой и глубинной психологией.  Я  исследую здесь параллели между некоторыми идеями новой физики и юнгианской психологии на предмет того, что они могут предложить по поводу отношений между умом и материей.
 
Новая физика
 
На протяжении XX века наука испытала несколько революций, названных Полом Девисом «Тремя последними границами физики: очень маленькое, очень большое и очень сложное» (Девис, 1989). В 1905 г. Эйнштейн представил специальную теорию относительности, бросившую вызов космологии, особенно представлениям о пространстве и времени.  В 1927 г. на конференции  в Совее квантовая теория (теория очень малого)  опровергла законы классической физики в отношении атомов.  В 1960-х усовершенствование компьютеров позволило ученым тщательно исследовать сложный мир реального, противоположный идеальным физическим феноменам, и прийти  к некоторым неожиданным заключениям, которые называются (возможно, неудачно) теорией хаоса.
В конце XIX века физики были уверены, что кроме нескольких небольших проблем, они открыли все необходимые законы физической реальности. Исследование этих нескольких оставшихся проблем привело к созданию совершенно новой парадигмы, которая перевернула старую систему и направила ученых в неожиданном направлении. Наступил конец эпохи определенности. Можно сказать, что XX век является веком неопределенности.
Из этих трех великих теорий (относительности, квантовой и хаоса) я собираюсь в этой статья сфокусироваться на квантовой теории. Частично из-за ограниченных возможностей публикации, а также потому, что именно эта теория наиболее полно опровергает классические  представления о физическом мире и дает возможность найти   параллели с юнгианскими концепциями.  Одна из ее находок заключается в том, что материя каким-то образом связана с сознанием, и нужно найти способ понимания связи между материальным миром и психикой. Хотя Юнг общался с Эйнштейном, больше всего на него в этой области повлияла дружба с Вольфгангом Паули, важным разработчиком квантовой теории.
Есть ряд трудностей, которые испытывают люди, незнакомые  с этой теорией. Первая касается страха перед этой темой тех, кто не является учеными. Никогда раньше наука не была вплетена так сильно в нашу жизнь. Мы связаны с технологией от начала до конца. У нас нет представления, как вся эта техника работает,  мы просто хотим, чтобы она работала.  И мы не можем понять теории, стоящие за этой техникой. Кажется, этот непостижимый мир населен «спецами», которые прошли длительную, главным образом, математическую подготовку.
Этому способствует тот факт, что описание квантовой теории все дальше уходит в математику, и все труднее найти способы концептуализации или символизации ее выводов. Как будто мы выходим за пределы человеческого  воображения. В поисках такого понимания некоторые физики все больше заходят на территорию религии, философии и психологии.
Другая сложность состоит в том, что мы очень глубоко интернализировали классический ньютоновские представления о физическом мире. Эти представления основаны на постулированном Декартом разделении ума и материи. Важно признать, как сильно эти представления укоренились в западном мышлении, и поэтому так трудно изменить эту парадигму и создать новую.
Существует также опасность скатывания в позицию, что может произойти все, что угодно, и надо использовать теорию, чтобы это доказать. Квантовая теория не «доказывает», что Юнг был прав. Но она может, если рассматривать ее связь с юнгианской теорией, предложить подход  для исследования связи ума и материи. Как предупреждает Мансфильд, проводить простые параллели между физикой и глубинной психологией и использовать их в качестве оправдания различных парапсихологических  явлений было бы дурной схоластикой и принесло бы вред им обеим. Это скользкая дорожка, здесь нужно быть внимательным (Мансфильд и Спигельман, 1989, с.19).
 
Фундаментальные положения классической физики

Поскольку статья посвящена отличиям квантовой теории от классической парадигмы, важно сначала прояснить, в чем их суть. Классическая физика, основанная на ньютоновской механике, была научным описание физической вселенной, которая доминировала в западном мышлении с XVIII века до начала XX-го. Эта система мышления может быть охарактеризована следующими фундаментальными положениями:
1. Ньютоновский взгляд на мир был главным образом механистическим. Вселенная воспринималась как гигантские часы, а движение понималось как движение составных частей этой машины. Работу машины можно проанализировать, свести к отдельным составным частям. 
2. Хотя отдельные части внутренне не были связаны, они взаимодействовали внешним образом через прямой контакт или импульс, или через систему полей. Все движения понимались в терминах этих сил, или полей, и,  следовательно, любое движение имело причину. Всегда можно было определить, что привело тело в движение. Причины и следствия всегда связаны.
3. Следовательно, тела действовали друг на друга только при тесном контакте в пространстве и во времени. Удаленные друг от друга объекты, разделенные пространством и временем, были независимы. Таково понятие  локализации.
4. Если мы знаем позицию и движение тела, и если мы знаем вызвавшую его причину, то можем предсказать его положение в будущем. Следовательно, все предсказуемо, и наши знания ограничиваются только возможностями инструментов измерения.
5. Есть два способа описания энергии в движении – как частица и как волна. Энергия должна быть или частицей, или волной. Работа машины и ее частей не зависит от наблюдателя, ум и материя разделены.
 
В значительной степени эти предположения оказались полезными для развития науки, которое привело к промышленной революции. Поэтому эти положения считались не гипотезами, а «узнанными фактами» про мир, в котором мы живем. Они подходили для нашего повседневного опыта в мире, для шкалы, в рамках которой мы действуем. Тем не менее, именно эти предположения были расширены развитием новой физики.
  
Квантовая теория
 
Квантовая теория была впервые обнародована в 1920-х и остается доминирующим научным мышлением по сей день. Она оказалась явно успешной (хотя остается местами неясной) теорией основных элементов материи, дающей такое же объяснение, как периодическая система элементов, объяснила образование молекул, химических реакций и ДНК. Это также теория, лежащая в основе микрочипов и лазеров. Хотя ее выводы глубоко нарушали самые основные предположения по поводу физической вселенной, нарушали все законы классической физики и выводили нас за пределы нашего воображения в пространство, которое можно описать только математически. Нильс Бор, один из главных архитекторов этой теории, заявлял, что «кто не шокирован квантовой теорией, тот ее не понял». Но эта теория не проста для понимания, поскольку она метит в центральную парадигму, в которой застряло западное мышление. Нам нужно отключить обычные способы мышления и позволить произойти чему-то новому.
На ранних стадиях развития квантовой теории атом видели как ядро, окруженное электронами в различных энергетических состояниях (рис. 7.1). Когда электрон перемещается от более высокого энергетического состояния к более низкому, он излучает энергию порциями, или квантами. Когда электрон поглощает квант энергии, он перемещается в более высокое энергетическое состояние внутри атома. Этот обмен отдельных квантов энергии обеспечивает связь между атомами, делая возможным появление молекул и химических элементов, из которых состоит вся материя, органическая и неорганическая. Именно эти «квантовые скачки» вызывает излучение энергии из атома в виде кванта света, или фотона. Следом возникает вопрос, путешествует ли свет в виде волны или частицы. Здесь теория движется самым неожиданным образом.
Является ли что-либо волной или частицей – самый основной вопрос относительно его природы. Две характеристики, совершенно  различные и взаимоисключающие. В конце XIX века все разделяли мнение, что свет является волной. Хотя были отдельные экспериментальные свидетельства, показывающие, что он  состоит из частиц. Новая квантовая теория предложила сначала теоретическое, а затем экспериментально решение этой проблемы. Эксперимент с двумя отверстиями был центральной демонстрацией того странного мира, в сторону которого мы стали двигаться.

Эксперимент с двумя отверстиями
 
Чтобы прояснить фундаментальную разницу между движением частиц и волн, представим сначала поток пуль из ружья, движущегося по дуге. На линии огня поместим пуленепробиваемый экран с двумя отверстиями и детектор пуль с другой стороны. В результате мы обнаружим, что детектор, помещенный прямо на линии отверстий, регистрирует больше всего пуль. Некоторые пули, ударяясь о край отверстия, отклоняются под углом. Если в экране сделать второе отверстие, мы обнаружим идентичное распределение с другой стороны экрана. Независимо от одного, двух или пяти отверстий, распределение с другой стороны будет одинаковым (рис. 7.2).
Теперь рассмотрим серию волн, создаваемых в бассейне движением воды. Волны расходятся кругами. Если перегородить бассейн барьером с маленьким отверстием, волны пресекают его, создавая вторичные волны. Регистрирующий экран позади барьера обнаруживает пики и спады волн. Если создать второе отверстие в барьере, то формируется две вторичные волны. Две волны  по мере распространения интерферируются друг  с другом. Так что когда два пика встречаются, возникает высокий пик, где встречаются два спада – более глубокий спад, а где пик сталкивается со спадом, они уничтожают друг друга. На экране мы видим новый паттерн интерференции в виде пиков и спадов. Такой паттерн создается только волнами. Следовательно, если эксперимент проводится с помощью света и двух отверстий в экране, то паттерны интерференций привели бы к заключению, что свет является волной (рис. 7.3).
В эксперименте поток фотонов излучается из источника. Перед ним экран с двумя отверстиями, каждое из которых можно закрыть. Сначала откроем только одно отверстие и поместим детектор с другой стороны экрана. Мы обнаружим, что это частицы, как в эксперименте с потоком пуль. Если мы закроем это отверстие и откроем второе, то зарегистрируем такой же паттерн. Если фотоны являются частицами, мы должны обнаружить, открыв оба отверстия, что нет разницы в отношении того, что произойдет за ними. Однако оказывается, что как только мы открыли оба отверстия, распределение частиц подчинятся паттерну интерференции. Это происходит потому, что фотоны света движутся как волны; и только так, как это могут волны, они интерферируют друг с другом.
Если замедлить поток так, что только один фотон излучается в единицу времени, результат будет тем же. Когда одно отверстие открыто, свет будет частицей без признака волны, когда два – у нас будет волна. И возникнет вопрос – а где же теперь частицы? Можно попытаться обмануть фотон, устроив эксперимент так, чтобы открывать второе отверстие уже после излучения фотона. Но фотон все равно будет себя вести так, как если бы он проходил через два отверстия. Если продолжать пытаться поймать фотон, мы откроем два отверстия, переместим детектор у одного из них. Тогда фотон поведет себя как частица, и он будет зарегистрирован этим детектором. Прошедшие через отверстия частицы как будто «знают», что за другим отверстием ведется наблюдение, и ведут себя соответствующе, регистрируясь как частицы, когда они достигают экрана.
Это очень странно. Это значит, что до регистрации, пока мы на него не смотрим, у фотона есть обе возможности. Как только мы начинаем наблюдать, он определяется. Отдельный фотон, проходя через одно отверстие, «знает», открыто ли другое. И если пытаться проследить его путь, он «знает», что мы это делаем, и пытается соответствовать установке нашего наблюдения. По-видимому, не только природа и поведение фотона определяют результат эксперимента, но и все установки экспериментатора - число отверстий, метод регистрации и искомые факты.
Классический вопрос – является ли свет волной или частицей – получает неожиданный ответ: и тем, и другим. Дуализм волны и частицы обнаруживается у фотонов, электронов, атомов и любых других квантовых элементов. Все имеет природу волны и частицы, но мы никогда не можем наблюдать оба явления вместе. Если придумать эксперимент одним образом – мы получим волну; другим образом – получим частицу.
Коллега Бора Гейзенберг в 1927 г. сформулировал принцип неопределенности, согласно которому нельзя одновременно измерить импульс и координаты квантового элемента (такого, как электрон или фотон). Мы можем обнаружить, где находится электрон, но не знаем, как быстро он движется. Или мы можем знать его скорость, но тогда потеряем информацию о том, где он находится. Этот принцип вводит неопределенность в саму основу системы, которую мы хотим постичь. Это больше не простое ограничение наших инструментов измерения, не раздражающее незнание, а сама онтологическая невозможность. Эти комплиментарные характеристики взаимоисключающие, но они обе необходимы, если мы хотим понять природу объекта. Они не могут быть определены одновременно.
  
Волновое уравнение Шредингера
 
Вывод Бора и других авторов состоял в том, что любое атомное состояние определяется вероятностью. Квантовый объект вроде фотона может иметь бесконечно много вариантов движения. Каждый путь имеет свою вероятность, хотя вероятность большинства из них невысокая. Как если бы волновая природа движения относилась к волнам вероятности обнаружения фотона в данной точке в данное время, а фотон двигается всеми возможными наблюдаемыми путями. Математическая формула этой системы вероятных состояний описана Шредингером в 1925 г. в так называемом «волновом уравнении». Это уравнение содержит волновую функцию, описывающую множество возможностей, равновозможных и взаимоисключающих. Все эти возможности существуют, пока мы наблюдаем происходящее. Как только мы помещаем детектор в эту ситуацию, любой квантовый объект, например, фотон или электрон, «выбирает» одну из этих  возможностей, а все другие исчезают. Именно этот акт наблюдения в терминах квантовой теории «аннулирует» волновую функцию.
Эта теория наблюдателя, отменяющего волновую функцию, привносит сознание на сцену этого странного театра. Самым известным способом представить это является метафора «кошки Шредингера».  В этом мыслительном эксперименте кошка помещается в закрытый непрозрачный ящик. Внутри ящика есть радиоактивный источник с 50%-ой вероятностью распада частиц в час. После излучения частицы ударяют в некое приспособление внутри коробки, что приводит к выходу ядовитого дыма, убивающего эту кошку. Следовательно, есть 50%-ая вероятность, что через час кошка будет жива, и 50% вероятности – что она умрет. В квантовой теории все возможности являются реальными до акта наблюдения. Поэтому если один час никто не будет смотреть, то кошка останется не живой и не мертвой, а смесью этих двух состояний. То есть и живой, и мертвой одновременно. Однако когда кто-нибудь откроет крышку и посмотрит, что там происходит, волновая функция исчезает. И кошку обнаружат или  живой, или мертвой.
  
ЭПР-парадокс
 
Выводы квантовой теории  казались такими невероятными, что многим трудно было их принять. Особенно по этому поводу беспокоился Эйнштейн, который вместе с Подольским  и Розеном провели воображаемый эксперимент для доказательства некоторых выводов этой оспариваемой ими теории. Этот эксперимент называется ЭПР (Эйнштейн, Подольский, Розен)-парадокс.
Представим два электрона, которые исходят из одного атома; вследствие этого их состояние будет коррелированным. Согласно закону квантовой физики, поскольку два коррелированных электрона не могут быть в одном энергетическом  состоянии, они должны вращаться в разных направлениях, например, вверх и вниз. Но поскольку они не наблюдаются на этой ступени, то они формируют единую систему всех вероятностей.  Эти электроны вылетают на большое расстояние в противоположных направлениях, затем одного из них наблюдают и обнаруживают у него то или иное вращение. Квантовая теория утверждает, что если один вращается вверх, то другой должен вращаться вниз, и наоборот.  Таким образом, как только вращение электрона фиксировано, фиксация происходит и с другим, но в противоположном направлении. Поскольку направление вращения полностью случайно и  определяется только в момент наблюдения, другой как будто знает, в каком направлении вращался первый, и это «знание» сообщается мгновенно в момент наблюдения. Наблюдение за одним мгновенно отменяет волновые вероятности другого.
Для аналогии представим двух близнецов, разделенных при рождении, когда один вырос в Лондоне, а другой в Сиднее. Годами позже мы обнаруживаем, что у них одинаковые имена, они женились на похожих девушках и имеют похожую карьеру. Все это можно объяснить их генетической идентичностью. Но когда они будут танцевать, то если один поднимает левую руку, то второй должен поднять правую. Если один движется по кругу по часовой стрелке, то другой в это время должен двигаться против часовой стрелки.
Эйнштейн, Подольский и Розен предложили этот парадокс, чтобы оспорить квантовую теорию в целом. Они утверждают, что поскольку эти парадоксальные последствия квантовой теории нарушают законы специальной относительности, вся теория неверна. Она неправильна, если принять два важных допущения: ничто не движется быстрее, чем свет, и второе – независимость отдельных удаленных объектов. То есть, если ничего не движется быстрее, чем свет, то нет возможности передать мгновенно сообщение от одного электрона к другому. И предполагая невозможность воздействия объектов на дистанции, один электрон не может мгновенно воздействовать на другой.
Джон Белл в своей теореме «неравенство Белла», предложенной в 1960 году, продемонстрировал, что ЭПР-парадокс фактически является теоретической возможностью. Были проведены физические эксперименты, подтвердившие эти странные выводы, их следствия продолжают бурно обсуждать. Первое предположение, что ничто не движется быстрее света, повсеместно принято.  Серьезно пересмотрено второе положение о независимости удаленных объектов. На квантовом уровне есть вероятность, что однажды связанные объекты продолжают действовать друг на друга, находясь на расстоянии. Это называется «нелокализуемость»; Эйнштейн назвал это «магическим воздействием на расстоянии».
Сейчас у нас есть новое описание физической реальности, которое нарушает  все законы классической физики. Квантовость относится к корпускулярно-волновому дуализму, где волновой аспект описывает существование всех вероятностей, размазанных в пространстве и во времени. Движение является случайным и недетерминированным,  а события – акаузальными. Они также не локализуемы. И кванты не существуют независимо друг от друга, продолжая взаимодействовать на любом расстоянии между ними. Здесь невозможен атомистический механический взгляд, и нужен холистический подход, включающий наблюдаемое явление, контекст и наблюдателя. Поскольку именно наблюдение определяет его состояние. Следовательно, человеческое сознание перестает быть представлено классическим ученым, рассматривающим физический космос, наблюдающим и описывающим все как отдельные независимые сущности, и приобретает интерактивную роль. При наблюдении физической реальности все, что мы получаем, зависит от вопросов, которые мы задаем. Квантовая теория произвела революцию в мышлении в научном сообществе. Физики знают, что она работает, но все еще не знают, что она означает. В поисках понимания эта происходящая в науке революция привела многих к исследованию вопросов  сознания, философии, религии и паранормальных явлений.
 
Психическое  и физическое

Трудностью в понимании этих находок является то, что квантовая теория описывает материю на атомном и субатомном уровне. Знакомый нам материал из повседневной жизни не ведет себя подобным образом. К тому, с чем мы сталкиваемся на человеческом уровне, гораздо лучше подходят законы классической физики. Объекты классической реальности ведут себя в рамках определенности и причинности, и их взаимодействие локализовано в пространстве и времени.
Рассматривая отношения между умом и материей, западное рациональное мышление следует декартовскому дуализму: источник ума находится в физическом веществе мозга. Сознание может действовать на физический мир, вызывая разные события. Экспериментируя, мы наблюдаем последствия своих действий и формулируем законы, которые можем проверить. Однако все наблюдаемое локализовано в пространстве, и ум считается чем-то внешним по отношению к нему, иным, чем физическая материя. Более холистический взгляд относится только к метафизике, теологии, рассуждениям о душе и Боге.
Это отношение, которое все еще применимо на уровне физического мира нашей повседневной жизни, можно представить как горизонтальную линию между классической реальностью и осознающим умом (рис. 7.6).
В классической картезианской модели два конца этой линии совершенно различны. Спектра не существует, описываются отношения между двумя, в которых ум должен существовать в физическом мире, понимая ее законы и управляя материей. Они влияют друг на друга, но каузальным и локализуемым образом.
Тем не менее, классический анализ этой ситуации является атомистическим и механистическим. В этом подходе  мы разрушаем материю, сводим ее к частям и анализируем их.  Если подобный подход применить к книге, которую вы держите в руках, то можно сказать, что бумага состоит из молекул, те – из атомов, а те – из пустого пространства и субатомных частиц, включая электроны. Благодаря развитию физики микромира, можно также добавить, что именно квантовое взаимодействие между этими электронами приводит к образованию молекул, делающих бумагу достаточно прочной. И когда вы читаете, фотоны света ударяют бумагу и отражаются, попадая в ваши глаза.  Паттерны на вашей сетчатке, сформированные отраженным светом, переносятся в ваш мозг, где запускается сложный набор нейронных взаимодействий.  Каждый элемент физической реальности вокруг нас и нашего физического тела можно понимать подобным образом. Поскольку все создано из элементарных частиц, описываемых квантовой теорией, то основой всего этого можно считать недетерминируемость, акаузальность и способность к нелокализуемому воздействию на дистанции. Другими словами, природа микромира ведет себя диаметрально противоположно нашему обычному здравому смыслу в отношении мира.
Здесь возникает проблема соотношения между этими двумя реальностями – классической и квантовой.  Один подход видит квантовую реальность как «особый случай» классической, разновидность нарушения нормальных правил в очень маленьком мире. То есть почти все во Вселенной ведет себя в соответствии с классическими законами, кроме микромира, который ведет себя отличным образом. Или, более точно, что он подчиняется не другому  порядку, а следует случайности и непредсказуемости.
Однако некоторые физики считают, что более уместно видеть классический макромир в качестве «особого случая» квантовой реальности. С этой точки зрения, квантовые характеристики неопределенности, акаузальности и нелокализуемости  отменяются в более знакомом нам мире локализуемого, определенного и каузального поведения.  Тогда можно представить вертикальную связь между более глубокой скрытой квантовой реальностью и ее внешним выражением в виде классической реальности (рис. 7,7).
Почему и как это особый случай возникает, какова природа этой связи, насколько она продолжительна – остается загадкой, которую исследует наука.
Находки квантовой теории также включают странную связь между сознательным наблюдающим умом и квантовой реальностью.  Как иллюстрировалось в эксперименте с двумя отверстиями и кошкой Шрендигера, по-видимому, установки эксперимента и способ наблюдения влияют на реальность. К построенной нами диаграмме можно добавить еще одну линию между сознательным умом и квантовой реальностью.
Этот аспект ума включен в сознание.  Поскольку наблюдатель становится влияющим фактором в квантовой реальности, природа сознания является определяющим необходимым моментом научного исследования. В то время как физики нащупывают непознанные материи и приходят к рассмотрению психики, глубинная психология, адресуясь к непознанному в психике (главным образом, благодаря Юнгу), поднимает вопросы о связи с материей, так как психика видится как состоящая не только из сознания, но и из бессознательного. Для юнгианцев бессознательное является не только личным, но и коллективным.
Концепция личного бессознательного является общей для аналитического мышления. Это предполагает, что те аспекты себя, которые мы осознаем, являются только частью целостной психики. Бессознательные аспекты себя – ее большая часть – совершенно неизвестны для нас. Из чего она состоит –  определяется нашим личным развитием, хотя продолжает действовать и влиять на нас на протяжении взрослой жизни. В юнгианской психологии  коллективное бессознательное является более глубоким слоем психики, общим для всех нас. Архетипы являются организующими принципами или формами, существующими в нашем человеческом бытии. Хотя эти архетипические паттерны проявляются различным образом в зависимости от личного развития каждого индивида,  общие формы или паттерны являются одинаковыми для всех людей.
 
Концепция  unusmundus
 
Коллективность этого слоя архетипического опыта  означает, что каждая психика связана со всеми другими.  Однако Юнг также постулировал, что эта связь простирается до животных и до самой материи.  В Книге «Мистериум конъюнкционис» (т.14), он говорит об unusmundus, где каждый из нас укоренен в едином мире на психоидном уровне, который связывает ум и материю в едином космосе.
Надо добавить четвертый фактор в нашу диаграмму, придающий жизненно важное измерение для размышления о динамике всей системы в целом.
Об unusmundus можно думать как об общей реальности, которая «отменяет» то сознание, которое переживается как индивидуальное. Тогда сознание становится «особым случаем» коллективного бессознательного. Хотя этот уровень невозможно познать прямо, его формы проникают в сознание через символы и архетипические образы. Сознание воспринимает эти формы через паттерны, которые несут смысл. Именно эту способность узнавать паттерны и находить смысл следует считать центральной характеристикой для места сознания в целом сценарии.
Включая все четыре элемента диаграммы и справляясь со сложностью целостного видения, можно предотвратить сползание в квазиклассицизм, сводящий проблему к ее основным частям.  Есть соблазн видеть левую вертикальную линию как относящуюся к физике, а правую – к психологии. Если придерживаться идеи целостности, существуют  связи между частями, которые так же важно исследовать, как и части самих себя. Как сказал Юнг:
 
Это подводит нас немного ближе к тайне психофизического параллелизма, так как теперь мы знаем, что существует фактор, который связывает внешне несовместимые тело и психику, придавая материи некоторое психическое качество, а психике – качество материальности, из-за чего одно может воздействовать на другое… Если благодаря рассмотрению парапсихологических фактов прийти к гипотезе того, что психический процесс должен быть расширен дальше сферы биохимических процессов к материи в целом, тогда вся реальность  будет основана на все же непознаваемом субстрате, несущем и материальные, и психические качества одновременно (т.10, пар. 780).
 
Существовало несколько попыток в науке представить этот «непознаваемый субстрат».  Эти попытки были только  зачаточными, каждая не выдерживала критики, и не одну нельзя считать ответом. Здесь будет полезным рассмотреть идею Дэвида Бома. В книге «Целостность и имплицитный порядок» (1980) он предположил, что существует скрытый имплицитный порядок , внутри которого, как предполагает этот термин, все находится в свернутом виде. Бом ссылается в качестве модели на голограмму. Каждая часть голограммы содержит целое в свернутом виде. Наблюдаемый материальный мир является эксплицитным порядком, который разворачивается из имплицитного, и в котором вещи и события имеют локализацию в пространстве и времени. Имплицитный порядок и его разворачивание являются динамическими. Согласно Бому, это холо-движение:
 
Все можно объяснить в терминах форм, происходящих их этого холо-движения. Хотя законы, управляющие им, являются неизвестными, а возможно, и непознаваемыми, тем не менее эти законы являются такими, что из них порождаются относительно автономные или субтотальные движения (поля, частицы и т.п.), имеющие определенные повторяющиеся и стабильные базовые паттерны и параметры. Эти субтотальности могут быть исследованы без того, чтобы мы сначала познали все законы такого движения. (Бом, 1980, с.178).
 
Критика этих идей адресовалась к тому, что они предполагают «скрытые переменные» - некоторые призраки, силы или поля, которые предполагают, как вещи будут себя вести. Это противоречит находкам квантовой теории, показывающим, что материя ведет себя случайным акаузальным образом. Однако это создает предпосылки для представления связи между тем, что скрыто и тем, что проявлено в физическом мире, а также связи между скрытыми элементами физического и психического мира, поскольку оба считаются заложенными в холо-движении. Здесь есть также параллели с юнгианским представлением о связи архетипов коллективного бессознательного с психоидным  unusmundus.
В размышлениях об отношениях между умом и материей доминирующим взглядом Запада является  их картезианское разделение. Важно понимать, что этот взгляд так глубоко укоренен, что когда мы думаем, что избавились от него, мы все еще остаемся в его ловушке. Можно принять материалистическую позицию, поместив ум в мозге, и  считать ум порождением материи. Или можно принять идеалистическую позицию, считающую ум первичным и способным создавать и менять материю. Нам необходимо суметь увидеть ум и материю в отношениях между ними. Если последовать Бому и Юнгу, то классическая Вселенная, которую мы ощущаем, наблюдаем и измеряем, является развернутой в эксплицитном порядке. Сознание можно считать разворачиванием коллективного бессознательного в эксплицитной психике. Коллективное бессознательное, подобно квантовой реальности, свернуто в имплицитный порядок или в холо-движение.
Возвращаясь к диаграмме, можно увидеть, что квантовая теория описывает, хотя и не объясняет, диагональные связи между сознанием и квантовой реальностью. Мы не знаем, каким образом, но эта связь является центральной для разворачивания в эксплицитный порядок, который мы знаем как классическую реальность. Другая связующая диагональ (между этим эксплицитным порядком и коллективным бессознательным), позволяет размышлять о паранормальных явлениях и синхроничности. Хотя эти области остаются непонятными для многих и нуждаются в критическом рассмотрении, они все больше исследуются современной наукой.
Unusmundus в теории Юнга имеет параллели с идеей Бома об имплицитном порядке.  Архетипические структуры коллективного бессознательного не локализованы в пространстве и времени. Они не проявляются прямо и не могут быть познаны сознательным умом, но они могут стать эксплицитными через образы. Юнг подчеркивал, что архетипы являются формами без содержания, представляя простую возможность определенного типа восприятия или действия. Когда возникает ситуация, соответствующая данному архетипу, он активируется (т.9, пар.99).
 
Эта концепция чего-то, описывающего возможности, резонирует с волновой функцией Шредингера, содержащую идею, что фотон или электрон, или любая квантовая частица, существует во множестве вероятностей, пока их не начали наблюдать. Архетип можно считать имплицитной формой, свернутым набором возможностей,  пока не случится что-то на сознательном уровне, что его запустит.  Возможно, эта активация архетипа, его проявление в качестве отдельного образа, символа или невроза подобно отмене волновой функции при введении наблюдателя.
  
Заключение
 
Важно помнить акаузальный, неопределенный, случайный характер квантовых событий. Электрон может двигаться от одного энергетического состояния к другому совершенно случайным образом. Не существует невидимого руководства, подталкивающего его в каком-либо направлении. Этот случайный характер трудно понять интеллектуально и эмоционально, потому что он означает, что на фундаментальном уровне не существует управляющей силы. Вместо этого у нас есть множество вероятностей. Есть соблазн заполнить этот вакуум идеей архетипа, хотя Юнг настаивал, что она относится к психическим вероятностям. Если справиться с соблазном упростить ситуацию, то возникает более интересная возможность. Если, в отличие от вызывания событий, материальных или психических, архетипы организуют эти события таким образом, что сознательный ум сможет найти смысл, то у нас есть шанс концептуализировать горизонтальную связь между психическими и физическими явлениями на психоидном уровне, а также между коллективным бессознательным и сознанием.
Ключевым словом здесь является «смысл». Обсуждая синхроничность, Юнг подчеркивал акаузальную природу между внутренними психическими состояниями и внешними событиями, которые кажутся связанными, когда мы думаем, что это больше, чем простое совпадение. Внутренние состояния не вызывают события, или наоборот. Скорее, есть смысл, который сознание находит в этих случайностях, которые стали для него значимыми. Именно смысл «фиксирует» события. Если вы думаете о друге, которого не видели долгое время, а потом вы встречаете другого друга, о котором не думали, вы  не создаете связи между вашими мыслями и событиями. Для вас в этом нет смысла. Однако если вы встретили того самого друга, о котором думали, то это «совпадение» поражает вас. И вы можете даже назвать его синхронистическим. Эта связь замечается вами, и есть опыт воспринимаемого паттерна, который кажется значимым.
Ничто из приведенного не объясняет, что есть сознание. Мы фокусировались на том, что сознание делает и над ролью его активности в рамках целого. Ключевой характеристикой сознания является осознание себя и физического мира. Его сущностной позицией в холистической динамике является задавание вопросов, поскольку квантовая теория учит нас, что то, как мы зададим эксперимент и как будем наблюдать (другими словами, какие вопросы будем задавать природе)  - все это влияет на ответы, которые мы получим. Смысл, извлекаемый нами из этих ответов, определяет, какими будут следующие вопросы. Именно в сознании психическая вероятность архетипов становится локализованной в пространстве и времени через символы. Они становятся значимыми. Это требует от сознания готовности заниматься архетипическим, готовности задавать вопросы. Возможно, страсть к познанию является не только внутренней чертой человеческого ума, но также необходимым элементом, через который вероятности квантовой теории разворачиваются в материальной реальности, в которой мы живем.
 
 
 
© Л.А.Хегай, перевод с англ., 2007
  

Рисунок 7.1. Модель атома Борна.
 

Рисунок 7.2. Движение частиц через два отверстия.
 

Рисунок 7.3. Движение волн через два отверстия.
 

Рисунок 7.4. Движение света через одно отверстие.
 

Рисунок 7.5. Движение волн через двойное отверстие.
 

Рисунок 7.6. Отношения между умом и сознанием.
 

Рисунок 7.7.  Связь между квантовой и классической реальностью
 

Рисунок 7.8. Добавление связи между сознающим умом и квантовой реальностью.
 

Рисунок 7.9. Добавление четвертого фактора.
 

Рисунок 7.10.  Связи квантовой теории



 
  О НАС
О МААП, Преподаватели, Московские юнгианские аналитики, Контакты
  САМОПОЗНАНИЕ
Психологические фильмы, Работа со сновидениями, Открытый Юнгианский лекторийКниги для самопознания, Книги для обученияБиблиотека
  КОНСУЛЬТАЦИИ
Кто такой аналитик, Детское консультирование, Родителям Ближайший аналитик, Виртуальный аналитик .
  БАЗОВЫЕ ПРОГРАММЫ
Расписание, Юнгианская психотерапия, Детский психоанализ, Записаться на обучающий курс, Дистанционное обучение
  КРАТКОСРОЧНЫЕ ПРОГРАММЫ
Расписание, Мифологическое в терапии, Типология личности, Таро, Песочная терапия, Психосоматика, Символдрама, Записаться...
  РЕГУЛЯРНЫЕ ГРУППЫ
Киноклуб, Литературный клуб, Родительский клуб, Сновидческая группа, Практика юнгианского анализа, Коллоквиумы, Лекторий по мифологии
  ВЫЕЗДНЫЕ ПРОЕКТЫ
Региональная программа, Преподаватели, Шаттловый анализ и супервизия
  КОНТАКТЫ
МААП, РОАП, В регионах РФ, В ближнем зарубежье
  БЛОГИ
ЖЖ, LiveInternet, ВКонтактеМойМир
 

ЕЩЁ НА САЙТЕ
Фотогалерея К.Г. Юнга, Юнг и юнгианцы, Цитаты, Рецензии, Дипломные исследования

  ЕЩЁ НА САЙТЕ
Аудио-видео материалы, Клинический центр  
 

ЕЩЁ НА САЙТЕ
Карта сайта, Написать админу, Ссылки, Форум, English, Архив событий ...