Главная О МААП Юнг и юнгианцы Библиотека Ссылки Форум Блог Контакты dvds vitrina In English Карта сайта
 
Важность приобретения индивидуального смысла жизни будет, возможно, отрицать тот, кто как социальное существо находится ниже общего уровня приспособленности, а уж тот, чье честолюбие не поднимается выше разведения скота, будет это делать наверняка. Тот же, кто не принадлежит ни к одной из данных категорий, рано или поздно столкнется с этим неприятным вопросом.
Карл Густав Юнг
 
 
 
 

Библиотека


Мифодрама «Скандинавское сотворение мира»

 

Галина Бедненко


Галина Бедненко
– соискатель Лаборатории психологии и психофизиологии личности Института Психологии РАН. Автор книг «Боги, герои, мужчины: архетипы мужественности» (М.: Класс. – 2005), «Греческие богини: Архетипы женственности» (М.: Класс, 2005). Ведущая мифодраматических семинаров. E-mail: pryhai@indeep.ru


Германская, и ее более поздний потомок – скандинавская, культура сформировали, наряду с греко-римским (романским) и кельтским корнями, европейскую цивилизацию, какой мы ее знаем. Она привлекла наше внимание потому, что является практически неизученной с точки зрения ее психологического анализа (в отличие от греческой мифологии и даже артуровского цикла). Можно лишь пока предполагать, что в отличие от греческой – достаточно ясной, выразительной, но очень человеческой – мифологии[1], скандинавская повествует нам о воле и судьбе, о силе духа и вдохновении, о плате за содеянное, будь оно великим или же низменным; есть многажды высказанное предположение, что эта мифология хорошо иллюстрирует отношения в некоем сообществе, коллективе и хорошо бы подошла для работы в рамках организационной психологии. В рамках общего мифодраматического проекта «Скандинавская мифология: от Сотворения мира до Гибели богов»[2] мы исследуем сюжеты поочередно и показательно представляем отдельные темы.

В данном случае в Московском Государственном Психолого-Педагогическом Университете (МГППУ), в рамках научно-методического семинара кафедры этнопсихологии была проведена Мифодрама «Скандинавское сотворение мира»[3].

Тема была выбрана неслучайно. Для начального знакомства с новой и незнакомой мифологией Сотворение мира – выбор наилучший. Вдобавок, это происходило 12 января, накануне Старого Нового года. В «Мифе о вечном возвращении» Мирча Элиаде указывает на способность архаического и до-христианского (даже «вне-христианского» вне зависимости от времени) человека в целом воссоздавать свой Космос (упорядоченный мир) из Хаоса (небытия или же полной смешанности и путаницы). Архаическая и языческая мифология вообще всегда циклична (линейное время стало важным лишь при христианстве, где есть акты неповторимые). Потому для архаического, языческого человека становится возможна «починка мира», которая творилась в критический момент окончания одного годового цикла и начала нового. В наши дни любой – разыгранный мифодраматически – сюжет о рождении мира оказывается таким архетипическим методом исправления сущности своего бытия, своего видения мира.

Самое удивительное, что коллективное бессознательное по-прежнему старается повторять этот ритуал. Его нет во «взрослых» обрядах встречи Нового года, однако он остался в детских праздниках. Новогоднее представление в большинстве случаев рассказывает нам о «злых силах», которые мешают встретить Новый год (украли Снегурочку, усыпили Деда Мороза, похитили мешок с подарками и проч.) и об их обуздании, по сути спасении мира[4]. Хороводы вокруг елочки, в сопровождении «большой фигуры» - Деда Мороза, напоминает нам о символике Мирового Древа и нашем существовании (как людей) в Срединном мире.

В качестве источника для драмы мы взяли текст Снорри Стурлусона, христианина, но рассказчика и компилятора древнеисландских языческих мифов. Старшая Эдда – собрание эпических песен – не представляет нам связной картины сотворения мира, потому мы пользуемся компиляцией самой близкой и по возможности аутентичной из нам доступных.

Жанр данного источника достаточно специфичен: это «спор о мудрости», вопросы и ответы о существовании мира. В данном случае вопрошающий Ганглери показывает свою мудрость, умело расспрашивая того (или тех), кто знает больше него. Отвечают ему Высокий (одно из имен Одина), Равновысокий и Третий. Комментаторы обычно полагают, что за всеми тремя ликами скрывается Один, верховный бог асов, воспринятый Снори аналогом христианской Троицы. Однако, это могут быть и три брата Один, Вили и Ве[5].

Источник: Снорри Стурлусон. Младшая Эдда

«Ганглери спросил: «Что же было вначале? И откуда взялось? И что было еще раньше?» Высокий отвечает, как сказано в «Прорицании вёльвы»:

В начале времен
не было в мире
ни песка, ни моря,
ни волн холодных.
Земли еще не было,
и небосвода,
бездна зияла,

трава не росла.

И сказал Равновысокий: «За многие века до создания земли уже был сделан Нифльхейм. В середине его есть поток, что зовется Кипящий Котел, и вытекают из него реки: Свёль, Гуннтра, Фьёрм, Фимбультуль, Слид и Хрид, Сюльг и Ульг, Вид, Лейфт. А река Гьёлль течет у самых врат Хель».

Тогда сказал Третий: «Всего раньше была страна на юге, имя ей Муспелль. Это светлая и жаркая страна, все в ней горит и пылает. И нет туда доступа тем, кто там не живет и не ведет оттуда свой род. Суртом называют того, кто сидит на краю Муспелля и его защищает. В руке у него пылающий меч, и, когда настанет конец мира, он пойдет войною на богов и всех их победит и сожжет в пламени весь мир. Так сказано об этом в «Прорицании вёльвы»:

Сурт едет с юга

с губящим ветви,

солнце блестит

на мечах богов;

рушатся горы,

мрут великанши,

в Хель идут люди,

расколото небо».

Ганглери спросил: «Что же было в мире до того, как возникли племена и умножился род людской?»

Тогда сказал Высокий: «Когда реки, что зовутся Эливагар, настолько удалились от своего начала, что их ядовитая вода застыла подобно шлаку, бегущему из огня, и стала льдом, и когда окреп тот лед и перестал течь, яд выступил наружу росой и превратился в иней, и этот иней слой за слоем заполнил Мировую Бездну».

И сказал Равновысокий: «Мировая Бездна на севере вся заполнилась тяжестью льда и инея, южнее царили дожди и ветры, самая же южная часть Мировой Бездны была свободна от них, ибо туда залетали искры из Муспелльсхейма».

Тогда сказал Третий: «И если из Нифльхейма шел холод и свирепая непогода, то близ Муспелльсхейма всегда царили тепло и свет. И Мировая Бездна была там тиха, словно воздух в безветренный день. Когда ж повстречались иней и теплый воздух, так что тот иней стал таять и стекать вниз, капли ожили от теплотворной силы и приняли образ человека, и был тот человек Имир, а инеистые великаны зовут его Аургельмиром. От него-то и пошло все племя инеистых великанов, как сказано о том в «Кратком прорицании вёльвы»:

От Видольва род свой

все вёльвы ведут,

от Вильмейда род

ведут все провидцы,

а все чародеи —

от Черной Главы,

а великаны

от Имира корня.

И так говорит об этом Вафтруднир великан:

Откуда меж турсов

Аургельмир явился,

первый их предок?

Тогда, когда:

Брызги холодные

Эливагара

ётуном стали,

отсюда свой род

исполины ведут,

оттого мы жестоки».

Тогда спросил Ганглери: «Как же возникли отсюда все племена? И откуда взялись другие люди? Или веришь ты, что тот, о ком рассказываешь, был богом?»

И отвечает Высокий: «Никак не признаем мы его за бога. Он был очень злой и все его родичи тоже, те, кого зовем мы инеистыми великанами. И сказывают, что, заснув, он вспотел, и под левой рукой у него выросли мужчина и женщина. А одна нога зачала с другою сына. И отсюда пошло все его потомство — инеистые великаны. А его, древнейшего великана, зовем мы Имиром».

Тогда спросил Ганглери: «Где жил Имир? И чем он питался?»

Высокий отвечает: «Как растаял иней, тотчас возникла из него корова по имени Аудумла, и текли из ее вымени четыре молочные реки, и кормила она Имира».

Тогда сказал Ганглери: «А чем же кормилась сама корова?»

Высокий говорит: «Она лизала соленые камни, покрытые инеем, и к исходу первого дня, когда она лизала те камни, в камне выросли человечьи волосы, на второй день — голова, а на третий день возник весь человек. Его прозывают Бури. Он был хорош собою, высок и могуч. У него родился сын по имени Бор. Он взял в жены Бестлу, дочь Бёльторна великана, и она родила ему троих сыновей: одного звали Один, другого Вили, а третьего Ве. И верю я, что Один и его братья-правители на небе и на земле. Думаем мы, что именно так его зовут. Это имя величайшего и славнейшего из всех ведомых нам мужей, и вы можете тоже называть его так».

Тогда спросил Ганглери: «Как же поладили они меж собою? И кто из них оказался сильнее?»

Так отвечает Высокий: «Сыновья Бора убили великана Имира. А когда он пал мертвым, вытекло из его ран столько крови, что в ней утонули все инеистые великаны. Лишь один укрылся со всею своей семьей. Великаны называют его Бергельмиром. Он сел со своими детьми и женою в ковчег и так спасся. От него-то и пошли новые племена инеистых великанов, как о том рассказывается:

За множество зим

до создания земли

был Бергельмир турс;

в гроб его

при мне положили,

вот, что первое помню».

Сказал тогда Ганглери: «За что же принялись тогда сыновья Бора, если они были, как ты думаешь, богами?»

Высокий сказал: «Есть тут о чем поведать. Они взяли Имира, бросили в самую глубь Мировой Бездны и сделали из него землю, а из крови его — море и все воды. Сама земля была сделана из плоти его, горы же из костей, валуны и камни — из передних и коренных его зубов и осколков костей».

Тогда молвил Равновысокий: «Из крови, что вытекла из ран его, сделали они океан и заключили в него землю. И окружил океан всю землю кольцом, и кажется людям, что беспределен тот океан и нельзя его переплыть».

Тогда молвил Третий: «Взяли они и череп его и сделали небосвод. И укрепили его над землей, загнув кверху ее четыре угла, а под каждый угол посадили по карлику. Их прозывают так: Восточный, Западный. Северный и Южный. Потом они взяли сверкающие искры, что летали кругом, вырвавшись из Муспелльсхейма, и прикрепили их в середину неба Мировой Бездны, дабы они освещали небо и землю. Они дали место всякой искорке: одни укрепили на небе, другие же пустили летать в поднебесье, но и этим назначили свое место и уготовили пути. И говорят в старинных преданиях, что с той поры и ведется счет дням и годам, как сказано о том в «Прорицании вёльвы»:

Солнце не ведало,

где его дом,

звезды не ведали,

где им сиять,

месяц не ведал

мощи своей.

Так было раньше».

Тогда сказал Ганглери: «Слышу я о великих деяниях. На диво огромна эта работа и выполнена искусно. Как же была устроена земля?»

Тогда отвечает Высокий: «Она снаружи округлая, а кругом нее лежит глубокий океан. По берегам океана они отвели земли великанам, а весь мир в глубине суши оградили стеною для защиты от великанов. Для этой стены они взяли веки великана Имира и назвали крепость Мидгард. Они взяли и мозг его и, бросив в воздух, сделали облака. Вот как об этом сказано:

Имира плоть

стала землей,

кровь его — морем,

кости — горами,

череп стал небом,

а волосы — лесом.

Из век его Мидгард

людям был создан

богами благими;

из мозга его

созданы были

темные тучи».

Тогда молвил Ганглери: «Великое дело они совершили, сделав землю и небо и укрепив солнце со светилами и разделив сутки на день и ночь. А откуда взялись люди, населяющие землю?»

И отвечает Высокий: «Шли сыновья Бора берегом моря и увидали два дерева. Взяли они те деревья и сделали из них людей. Первый дал им жизнь и душу, второй — разум и движенье, третий — облик, речь, слух и зрение. Дали они им одежду и имена: мужчину нарекли Ясенем, а женщину Ивой. И от них-то пошел род людской, поселенный богами в стенах Мидгарда» (Стурлусон, Младшая Эдда, с. 20 – 26).

Сценарий

Сцена 1.

Текст источника:

«В начале времен

не было в мире

ни песка, ни моря,

ни волн холодных.

Земли еще не было,

и небосвода,

бездна зияла,

трава не росла.

И сказал Равновысокий: «За многие века до создания земли уже был сделан Нифльхейм. В середине его есть поток, что зовется Кипящий Котел, и вытекают из него реки: Свёль, Гуннтра, Фьёрм, Фимбультуль, Слид и Хрид, Сюльг и Ульг, Вид, Лейфт. А река Гьёлль течет у самых врат Хель».

Тогда сказал Третий: «Всего раньше была страна на юге, имя ей Муспелль. Это светлая и жаркая страна, все в ней горит и пылает. И нет туда доступа тем, кто там не живет и не ведет оттуда свой род».

Сюжет:

Есть Нифльхейм (Мир Льда), в центре его поток Кипящий котел, и ядовитые реки, текущие оттуда. Есть Муспелль (Мир Огня) со своими обитателями. Они пока никак не взаимодействуют.

Персонажи: Лед Нифльхейма, реки Нифльхейма, поток Кипящий Котел (по желанию), огонь Муспельхейма, искры Муспельхейма, Мировая Бездна.

Территория: Муспельхейм, Нифльхейм, Мировая Бездна.

Сцена 2

Текст источника: «Ганглери спросил: «Что же было в мире до того, как возникли племена и умножился род людской?»

Тогда сказал Высокий: «Когда реки настолько удалились от своего начала, что их ядовитая вода застыла подобно шлаку, бегущему из огня, и стала льдом, и когда окреп тот лед и перестал течь, яд выступил наружу росой и превратился в иней, и этот иней слой за слоем заполнил Мировую Бездну».

И сказал Равновысокий: «Мировая Бездна на севере вся заполнилась тяжестью льда и инея, южнее царили дожди и ветры, самая же южная часть Мировой Бездны была свободна от них, ибо туда залетали искры из Муспелльсхейма».

Сюжет:

Есть Нифльхейм (Мир Льда), в центре его поток Кипящий котел, и ядовитые реки, текущие оттуда. Есть Муспелль (Мир Огня). Реки начинают течь в Мировую Бездну, и замерзать. И инеем заполняют Мировую Бездну. С другой стороны в Мировую Бездну залетают искры.

Персонажи: Лед Нифльхейма, реки Нифльхейма, огонь Муспельхейма, искры Муспельхейма, пустота Мировой Бездны.

Территория: Муспельхейм, Нифльхейм, Мировая Бездна.

 

Сцена 3

Текст источника: «Тогда сказал Третий: «Когда ж повстречались иней и теплый воздух, так что тот иней стал таять и стекать вниз, капли ожили от теплотворной силы и приняли образ человека, и был тот человек Имир, а инеистые великаны зовут его Аургельмиром. От него-то и пошло все племя инеистых великанов».

«Тогда спросил Ганглери: «Где жил Имир? И чем он питался?»

Высокий отвечает: «Как растаял иней, тотчас возникла из него корова по имени Аудумла, и текли из ее вымени четыре молочные реки, и кормила она Имира».

Тогда сказал Ганглери: «А чем же кормилась сама корова?»

Высокий говорит: «Она лизала соленые камни, покрытые инеем, и к исходу первого дня, когда она лизала те камни, в камне выросли человечьи волосы, на второй день — голова, а на третий день возник весь человек. Его прозывают Бури. Он был хорош собою, высок и могуч».

Сюжет:

Есть Нифльхейм (Мир Льда), в центре его поток Кипящий котел, и ядовитые реки, текущие оттуда. Есть Муспелль (Мир Огня). Иней ядовитых рек Нифльхейма заполнил Мировую Бездну с одной стороны, а искры Муспельхейма несут теплый воздух – с другой. Искры взаимодействуют с инеем и из этого вырастает великан Имир. Из этого же инея получается корова Аудумла. Аудумла кормит Имира молоком. Одновременно корова лижет соленые камни, из которых появляется Бури. Когда Имир и Бури становятся совсем большими, сцена заканчивается.

Персонажи: Лед Нифльхейма, иней рек Нифльхейма (в него превращаются реки), огонь Муспельхейма, искры Муспельхейма, пустота Мировой Бездны, великан Имир, корова Аудумла, соленые камни, Бури.

Территория: Муспельхейм, Нифльхейм, Мировая Бездна.

Сцена 4

Текст источника: «Тогда спросил Ганглери: «Как же возникли отсюда все племена? И откуда взялись другие люди? Или веришь ты, что тот, о ком рассказываешь, был богом?»

И отвечает Высокий: «Никак не признаем мы его за бога. Он был очень злой и все его родичи тоже, те, кого зовем мы инеистыми великанами. И сказывают, что, заснув, он вспотел, и под левой рукой у него выросли мужчина и женщина. А одна нога зачала с другою сына. И отсюда пошло все его потомство — инеистые великаны. А его, древнейшего великана, зовем мы Имиром».

Сюжет:

В Мировой Бездне родился великан Имир, первое существо. Он засыпает и одна его нога с ногой зачинает сына, а под левой рукой вырастают мужчина и женщина. В это время у Бури появляется сын Бор. Появляются внуки Имира. [генограмма]

Персонажи: Лед Нифльхейма, огонь Муспельхейма, искры Муспельхейма, пустота Мировой Бездны, Имир, его дочь и два сына. Бури и Бор. Внуки Имира.

Территория: Муспельхейм, Нифльхейм, Мировая Бездна.

Сцена 5

Текст источника: «…Бор. Он взял в жены Бестлу, дочь Бёльторна великана, и она родила ему троих сыновей: одного звали Один, другого Вили, а третьего Ве. И верю я, что Один и его братья-правители на небе и на земле. Думаем мы, что именно так его зовут. Это имя величайшего и славнейшего из всех ведомых нам мужей, и вы можете тоже называть его так».

Сюжет:

Сын Бури Бор сватается к Бестле, дочери великана Бёльторна и берет ее в жены. Бестла рожает ему трех сыновей: Одина, Вили и Ве. Великаны тоже плодятся. Семья Бергельмира.

Персонажи: Имир. Бёльторн, дочь Бёльторна Бестла. Бергельмир и его семья. Бури и его сын Бор. Один, Вили и Ве. Искры Муспельхейма. Реки и Лед Нифльхейма – остаются по желанию.

Территория: Муспельхейм, Нифльхейм, Мировая Бездна.

 

Сцена 6

Текст источника: «Тогда спросил Ганглери: «Как же поладили они меж собою? И кто из них оказался сильнее?»

Так отвечает Высокий: «Сыновья Бора убили великана Имира. А когда он пал мертвым, вытекло из его ран столько крови, что в ней утонули все инеистые великаны. Лишь один укрылся со всею своей семьей. Великаны называют его Бергельмиром. Он сел со своими детьми и женою в ковчег и так спасся. От него-то и пошли новые племена инеистых великанов».

Сюжет:

Один, Вили и Ве убивают Имира. В его крови тонут все великаны. Бергельмир делает ковчег и спасается со своей семьей.

Персонажи: Имир, кровь Имира. Все великаны. Бергельмир и его семья. Один, Вили и Ве. Искры Муспельхейма. Бури и его сын Бор – опционально. Реки и Лед Нифльхейма – остаются по желанию.

Территория: Муспельхейм, Нифльхейм, Мировая Бездна.

 

Сцена 7

Текст источника: «Сказал тогда Ганглери: «За что же принялись тогда сыновья Бора, если они были, как ты думаешь, богами?»

Высокий сказал: «Есть тут о чем поведать. Они взяли Имира, бросили в самую глубь Мировой Бездны и сделали из него землю, а из крови его — море и все воды. Сама земля была сделана из плоти его, горы же из костей, валуны и камни — из передних и коренных его зубов и осколков костей. Взяли они и череп его и сделали небосвод».

Тогда молвил Равновысокий: «Из крови, что вытекла из ран его, сделали они океан и заключили в него землю. И окружил океан всю землю кольцом, и кажется людям, что беспределен тот океан и нельзя его переплыть».

Сюжет:

Один, Вили и Ве делают из тела Имира землю, небо, море, скалы, валуны и камни (каждая часть – отдельный игрок). Из его семени они сажают Мировое дерево, которое начинает расти.

Персонажи: Бури и его сын Бор – опционально. Один, Вили и Ве. Части тела мертвого великана Имира: плоть, кровь, кости, зубы, череп, мозги, велосы, веки. Искры Муспельхейма. (Отделяются на нужные позже роли первых людей два человека.)

Территория: Муспельхейм, Нифльхейм, Мировая Бездна.

 

Сцена 8

Текст источника: «Тогда молвил Третий: «[И укрепили его (небосвод) над землей, загнув кверху ее четыре угла, а под каждый угол посадили по карлику. Их прозывают так: Восточный, Западный. Северный и Южный.] Потом они взяли сверкающие искры, что летали кругом, вырвавшись из Муспелльсхейма, и прикрепили их в середину неба Мировой Бездны, дабы они освещали небо и землю. Они дали место всякой искорке: одни укрепили на небе, другие же пустили летать в поднебесье, но и этим назначили свое место и уготовили пути».

По Старшей Эдде карлики появились из червяков сгнившей плоти Имира. Потому мы вводим этот элемент в драму.

Сюжет:

Один, Вили и Ве укрепляют небо. Делают звезды и светила. Карлики трансформируются из червяков и боги их тут еж сажают на углы земли.

Персонажи: Один, Вили и Ве. Части тела великана Имира ставшие землей, небом, морем и др. Карлики. Искры Муспельхейма ставшие светилами.

Территория: Муспельхейм, Нифльхейм, Мировая Бездна.

 

Сцена 9

Текст источника: «Тогда сказал Ганглери: «Слышу я о великих деяниях. На диво огромна эта работа и выполнена искусно. Как же была устроена земля?»

Тогда отвечает Высокий: «Она снаружи округлая, а кругом нее лежит глубокий океан. По берегам океана они отвели земли великанам, а весь мир в глубине суши оградили стеною для защиты от великанов. Для этой стены они взяли веки великана Имира и назвали крепость Мидгард. Они взяли и мозг его и, бросив в воздух, сделали облака».

Сюжет:

Один, Вили и Ве из волос Имира делают лес, из мозгов – облака, из век – стены Мидгарда, срединного мира.

Персонажи: Один, Вили и Ве. Части тела великана Имира ставшие землей, небом, морем и др. Карлики. Искры Муспельхейма ставшие светилами. Волосы, мозги, веки Имира, которые становятся лесом, облаками, стенами Мидгарда.

Территория: Муспельхейм, Нифльхейм, Земля (Мидгард)

Сцена 10

Текст источника: «Шли сыновья Бора берегом моря и увидали два дерева. Взяли они те деревья и сделали из них людей. Первый дал им жизнь и душу, второй — разум и движенье, третий — облик, речь, слух и зрение. Дали они им одежду и имена: мужчину нарекли Ясенем, а женщину Ивой. И от них-то пошел род людской, поселенный богами в стенах Мидгарда.».

Сюжет:

Один, Вили и Ве находят на берегу моря два бревна и делают из них людей по очереди. Каждый бог дает что-то свое. Затем дают одежду и имена. Люди селятся в Мидгарде и осваиваются.

Персонажи: Один, Вили и Ве. Аск и Эмбла. Оставшиеся персонажи в образе гор, моря, неба и др.

Территория: Земля (Мидгард). Остаются как территории Нифльхейм и Муспельхейм.

 

Драма о сотворении мира великолепна для начала большого мифодраматического цикла, для первоначального введения в мифологический материал современных людей в принципе. Древнегреческое сотворение мира может быть особенно понятным именно рациональному, скептически и материалистически, атеистически настроенному человеку. Вместе с тем, оно все равно вводит его в мифологическое время и пространство, в свой особый мир.

Любое сотворение мира как правило «разворачивается» довольно неспешно, но вместе с тем несет огромную первобытную мощь. Эта драма во многом может служить созданию некоей всеобщей атмосферы в группе, способствовать доверию и спонтанности внутри нее, помогая раскрывать свои чувства и переживания, и в большой степени организовать сплоченность.

Если брать функцию мифодрамы как разогрева на конкретную тему в клиентской группе, то в данном случае это будет отцовская тема[6], тема власти, в данном случае – и власти матери (вот это уже особенность греческой драмы), безусловно, конкуренции отцов и сыновей. Драма будет хороша в организационной психологии, именно доигранная до конца, до воцарения олимпийцев и их способе организации власти. Это в любом случае будет ресурсная драма, позволяющая каждому частнику найти и определить свое место в мире в каждый момент времени, а также прикоснуться к первичной силе творения.

 

 

Ход драмы 12.01.2005

Участники группы разделились на мир огня и мир льда. Можно было быть статичным льдом или текучими реками мира льда, более или менее постоянным огнем или подвижными огненными искрами. Участница, которая встала ровно посередине и сказала, что она ни то, ни другой согласилась быть Мировой Бездной, что посередине. В первой же сцене Искры стали выбегать из своего мира и двигать границы. Потому сцена была остановлена и проведен краткий опрос: ощущалось предвкушение чего-то нового, Искры говорили о желании действовать.

Со второй сцены началось активное взаимодействие участников, локализирующееся в центре пространства – и Мировой Бездне. Туда попали текущие реки, которые застыли и превратились в иней. Там же носились искры из мира огня. С появлением новых персонажей, участники, игравшие константы первых миров становились новыми героями драмы.

Участник, ставший Имиром появился на середине второй сцены (он опоздал и какое-то время подглядывал в дверь, пока не был замечен и приглашен к действию) и уже в третьей стал первым – и также внезапно возникшим - существом во вселенной. На роль коровы Аудумлы объявили свое желание сразу несколько участниц, потому они взяли на себя роли различных частей этой коровы (по желанию): в данном случае, головы, вымени и хвоста[7]. Соленых камня было два: один – из которого вырос Бури и второй, из которого ничего не выросло[8].

Бури родил Бора, Имир родил своих детей. На доске была нарисована генограмма. В следующей сцене Бури уговаривал Бора взять себе жену из великанов, но тот отказывался. Кое-как его уломали. Делу помогло и то, что сама великанша захотела выйти замуж за не-великана. Бестла родила троих детей. И Бор стал подбивать своих сыновей на расправу с Имиром. Они вначале отказывались и не хотели именно «слушаться отца», спорили с ним. Но когда конфликт был спровоцирован [по наущению одного из директоров в сторону богов полетел пустой папиросный коробок], то боги принялись уничтожать Имира. Его кровь разлилась и потопила всех великанов, кроме семьи Бергельмира, состоящей из самого великана, его жены и двух детей – мальчика и девочки. Они спаслись в ковчеге.

В следующей сцене началось строительство мира. Из разных частей Имира были созданы земля, небо, море, горы, камни, лес, облака, светила, стены Мидгарда. Все роли были уже распределены и на роль карликов оставались лишь персонажи семьи Бергельмира, уже не задействованные в сценах. Они начали совещаться между собой, стоит ли им «покидать семью» и менять роли. Большинством голосов было принято решение сменить роли (хотя директором и было сказано, что решать надо «от себя», но в результате решение все равно оказалось коллективным – позже участник, игравший Бергельмира сожалел о смене роли). Карлики были выловлены богами и посажены на четыре угла земли.

Сцена с сотворением человека оказалась ярким финальным аккордом всей драмы (до того, сотворение мира мы играли отдельно от сотворение человека). Причудливым образом поучилось, что на роль первого мужчины был выбран участник, игравший роль Бури, а на роль первой женщины – участница, игравшая роль его невестки Бестлы. Так Один, Вили и Ве, в первых людях сделали свою мать и своего деда. Боги очень вдумчиво и детально подошли к вопросу. Сцена получилась веселой и красивой. Одежду первой женщине боги дали из облаков, а мужчине – из коры дерева.

Впечатления участников[9]

 

«Мировая бездна»[10] - из роли чувствовала всеобъемлющую разделяющую силу и пустоту.

«Голова коровы» - причастность к чуду сотворения жизни. Ощущение значимого свершения.

«Река» - отдых и спокойствие. Безразличное медленное течение.

«Кровь Имира» - сила, жизнь, которая еще не успела из нее выйти. «Еще теплая кровь, еще не остыла»

«Океан»[11] - стихийность; чувство, что тебя много; сначала океан был бушующий, затем (уже ближе к моменту сотворения человека) более спокойный, несколько уставший».

 

***

«Я была Бездной. Очень глубокая роль, которая позволила мне не играть других ролей, так как в каждой сцене я переживала много разных противоречивых эмоций и состояний.

2-я сцена – состояние беременности и ощущение, что все идет по плану.

В сцене убийства главного великана – чувство тревоги и недоумения, вернее озадаченности – все пошло не так, как должно было быть.

В сценах творения – раздражение, что никто не спрашивает у меня, никому не интересно мое мнение, хотя все происходит на моей территории.

В самом конце, когда я почувствовала жуткую усталость, я поняла, что моя роль была не пассивной – весь мир строился на моей энергетике и направлялся мною, корректировался весь процесс творения мною, но без моего активного вмешательства (не знаю как? Или знаю?)

Эта работа помогла мне осознать, что в своих отношениях с сыном я также могу занимать позицию активного наблюдения (или вернее, пассивной активности?) Ему нужны не мои советы и нравоучения, а моя энергетическая поддержка, присутствие в его жизни как поддерживающей среды».

***

«Уважаемые ведущие! Для упрощения изложения своих впечатлений хочу разделить их на 2 категории: переживания связанные с ролью и обобщение связи этих переживаний с моей жизнью.

1. Огонь.

Ощущение растущей силы, но при этом внутренне стабильность и равновесие.

В сценах участвовать не хотелось, но я ощущал себя частью всеобщего действа, осознавал важность выполняемых мною функций.

Ближе к сцене с появления (Бельторна по-моему) и его дочери мне захотелось войти в игру, но я не успел сделать это, в связи с чем ощутил напряжение и растущую тревогу.

Такое же ощущение я испытываю <неразборчиво> и в реальной жизни, я ощущаю внутреннюю готовность действовать и имею силы на это. Но пока бездействую.

Сегодня я смог переступить через это внутреннее препятствие, что приятно, я понял, что я могу реализовать переполняющую меня энергию. Здорово!

Об остальном рассказать не успеваю, времени не остается. Но из этого мне также удалось вынести много интересного. Большое вам спасибо».

***

«У меня было всего три роли: это ядовитая река; зуб (передний) и камень.

На данный момент мне надо осознать, что произошло. Но я думаю, это очень сопоставимо с моей жизнью. Каждая роль связана с определенным этапом.

Было очень уютно в роли зуба. Ведь ты являешься частью чего-то целого. Что ты кому-то принадлежишь. Я это ассоциирую со своими значимыми людьми, со своей семьей. Роль «камня» я могла даже не сбрасывать с себя. Потому что именно так сейчас я себя и ощущаю. И сделать с этим ничего не могу. Все мои роли были пассивны. Я думаю, что это связано с тем, что я не хочу брать на себя ответственность. Для меня этот опыт был очень полезен. Я думаю, в своей работе я бы попробовала этот метод. Спасибо!»

***

«Я играла роли огня, искры, соленого камня, сына Имира, жену в семье великана [Бергельмира] и карлика.

Я не нашла себя в роли огня и старалась с каждой сценой брать новую роль, чтобы прочувствовать их как можно больше. И только роль жены в семье великана дала мне не количественное, а качественное ощущение. В этой семье происходили какие-то действа несмотря на происходящее вовне (строили планы, ходили в гости и т.д.) Из этой же роли чувствовала сильный гнев и желание мести к убийцам Имира, особенно к Одину.

Именно из этой роли трудно было выйти. Все члены семьи посоветовались друг с другом прежде чем сменить роли.

До этого семинара я не имела представления о скандинавской мифологии, поэтому большое спасибо за такое отличное первое впечатление».

***

«Из роли «льда»: хорошо, основательно, вечно. Но через три сцены захотелось двигаться, участвовать.

Из роли «коренной зуб»: высоко, большой организм, един, целостность.

Из роли «валуна/камня»: «ох, покачусь по земле!!! Погуляю!!!», «ан нет – спать будем на одном месте», «забыли про меня».

***

«Очень интересно!

Было несколько ролей: искра, Бестла, дочь [Бёльторна], мать Одина, Ве и [Вили], дерево Ива, из которой 3 сына Бестлы сделали I женщину[12].

Получился замысловатый круг, или фигура, которая захлопнулась. Последний образ (роль I сотворенной женщины) показался/почувствовался очень символичным.

Возможно, искра стремилась к тому, чтобы стать матерью 3-ем сыновьям, а 3 сына сотворили женщину. Интересно. Выстроенная сюжетно-ролевая линия достаточно красочно высветила мои реальные переживания/вопросы.

Мне стали понятны некоторые моменты мифа, которые, не проигранные, были для меня скрыты. Спасибо».

***

«Меня удивило, что я успела прожить много ролей: лед, хвост коровы, река, младшая дочка великана, искра, солнце.

Лед и река - ощущение покоя. Лед – покой, бесконечность.

Хвост коровы – активно, бессмысленно и «не врубаясь» в то, что вокруг.

Река – хотелось вынести сына великану. Не удалось, огорчило. Когда начало появляться население, появился смысл, содержание, уверенность, стабильность.

Младшая дочь: до ковчега – прекрасная надежная жизнь в теплом мире: [в ковчеге, послу убийства большинства великанов] – недоумение, почему убили всех в роду. Сплочение в семье, но тесно, хотелось в мир.

Искра – хотелось всех задевать.

Солнце – много силы, энергии. Можно давать и не убудет. Очень классно.

Лед – солнце хоть и полярны, но в каждом состоянии много силы и стабильности».

***

«Один – я положил начало миру. Чувства важности и бесконечной грусти за будущее сопровождали этот процесс.

Спасибо тренерам за семинар!»

***

«Кипящий котел: хотелось все перемешать. Напряжение и сила.

Потом, когда река превратилась в иней было грустно и какое-то отупелое состояние. Ощущение первородного потока, который движется спонтанно, неведомо откуда, неведомо куда, бурлит и кипит.

Бор – активно, особых чувств к отцу не было. Вышло даже, что я его спас от искры. Не хотелось жениться, может быть хотелось повоевать с великанами. К ним – ненависть, страх и отвращение.

Ощущение отсутствия отца как силы.

К жене никаких чувств. Она – это так надо. От детей – радость и азарт, послал их на Имира. Чтобы «замутить» то, что сам не в силах или не желаю. Было ощущение азарта и упоения. Я увидел, что мои дети хотя сначала сопротивлялись, нашли себя в сражении.

Веки – Стены Мидгарда. Сначала ощущение некоей отупелости, спокойствия. Когда сделали стену, захотелось активности, чтобы кто-то нападал, агрессивности. Когда появились люди, возникла осмысленность – есть кого защищать. Вообще на процесс их сотворения взирал с интересом».

***

«Сначала я была льдом. В этой роли вначале было нормально, хорошо. Потом, когда основные события стали происходить в Бездне в роли льда стало скучно, грустно и одиноко.

Потом я играла роль отца Бестлы, но особой роли в судьбе Бестлы я не принимала. Все решали Бестла и главный великан.

В роли дочери семейства великанов я чувствовала себя спокойно и хорошо, я знала, что со мной моя семья, и это давало поддержку и чувство уверенности. Когда часть нашей большой семьи погибла, появилось чувство потерянности. Но близкие родственники были рядом, и я знала, что с ними я в безопасности, обо мне позаботятся. В роли дочери в семье великанов я чувствовала себя лучше всего.

В роли карлика было спокойно и интересно то, что происходит вокруг».

***

«Когда я была в роли льда, то происходящее вокруг меня мало интересовало.

Когда события стали развиваться, то возникало ощущение неизвестности того, что же будет дальше, может быть небольшая тревога.

В роли Луны, а перед этим в роли искры было ощущение того, что все происходит так, как должно быть, что все становится на свои места. Возникало ощущение целостности и гармонии с построенным миром, Землей. Ощущение того, что я занимаю в этом мире определенное место и могу как-то влиять на происходящее».

***

«Искра. Активность. Хочется что-то делать.

Бури. Самая яркая роль. От меня зависела судьба мира. Когда роль потеряла свою значимость, мне стало скучно. Больше не хотелось ничего делать.

Ясень[13]. Ужасное ощущение. Кто-то решал, какой мне быть, что делать и т.п. Меня слепили.

Бури. Была очень неожиданна роль Бора. Было очень сложно воспринимать Олега как сына. Его вопросы звучали как на экзамене. Возможно, мне было бы проще, если бы Бором был кто-то другой (моего возраста, не преподаватель).

Творение мира и то, что было после Бури мне было неинтересно».

***

«Роль – Имир.

Ощущение пассивности, некоторой инертности, усталости от многовекового бездействия (хотя оно специально не оговаривалось). Отношение к происходящему – «все суета сует».

Роль черепа Имира принесла чувство освобождения в момент превращения его (черепа) в небосвод.

Роль небосвода, хотя и не предусматривала каких-либо действий, была интересна возможностью наблюдать за происходящим вокруг, в отличие от роли Имира, когда вокруг практически ничего не происходило. Однако, к концу возникло чувство, что роль небосвода интересна только когда мир «молодой», то есть потом все должно наскучить».

***

«В роли Льда: постоянная смена ощущений – от холода, дискомфорта, неуютности окружающего хаотичного мира до ощущения собственной стабильности, уверенности и внутреннего тепла и потенциальной силы изменений.

В роли Земли: ощущение собственной значимости, фундаментальности, силы плодородия, радости».

***

«В роли бурлящего потока – ощущение первобытной энергии, ощущение женского начала, желание трансформироваться и создавать. Могущество, возможность выбирать свое состояние, быть разной.

В роли молока – очень высокая энергетика, радость от возможности отдать себя, свои силы, возродиться в ином. Материнские чувства. Любовь.

Роль огня – значительный перепад чувств: тление (ненужность, невовлеченность, сомнения); вспышки (сомнение, страх); яркое горение (желание действовать, уверенность, ощущение силы).

Облака – свобода, подвижность. Похоже на поток, но живой, светлый. Возможность трансформироваться, быть кем хочешь, где хочешь. После появления людей – радость от возможности делиться, помогать (создавая тень, принося дождь), удивлять и мечтать. Спасибо».

***

«Роли искры и Ве.

Были для меня наполненными задора и сильной бурлящей жизни. Хотелось растрясать, играть. Было весело.

В роли Ве было отчетливым противостояние отцовской фигуре, хотелось грубить и перечить ему. Авторитетным было слово брата.

Из роли войны не хотелось, на нападение подтолкнула брошенная из стана великанов бумажка. Тогда просто появился задор.

Весело и чУдно было творить, так же как играть. Да и в роли это воспринималось как игра.

Новым было чувство удовлетворения от содеянного. Оно уже выходило за рамки игры. И было чем-то другим. Спасибо!!!»

***

«В таком действе впервые я принимала участие.

Удивлена тем, что испытываемые эмоции обладают такой степенью наполненности, реальности, жизни. И тем, насколько за столь короткий период времени возможно овладение предоставленной ролью, даже если не выбираешь ее сам[14], и овладение пространством. Особенно интересно именно ощущение одухотворения пространства и желанием и возможностью каждый раз творить мир из себя самого и сразу верить и жить тем, что секунду назад было древней историей, далекой и не очень знакомой. Интересно еще и то, с какой готовностью мы все раскрываемся друг перед другом, без страха, без стеснения, действительно вновь создавая удобный и приятный для себя мир».

***

«Искра. Не умеет двигаться сама. Искру должно что-то двигать, или же остынет.

Вили. Большая ответственность за то, что происходит. Для него творение – это способ исправить собственную ошибку – убийство Имира, когда он пошел на поводу у братьев и отца.

А еще здорово, когда много персонажей, но внутри большой группы довольно тяжело.

Сын Имира. Можно бездумно делать все, что хочешь. И хочется очень малого».

***

«Я была в различных ролях и получила различные ощущения и переживания в течение этого времени. Я была рекой – в этом было много силы, движения, что очень вдохновляло. Правда, к концу этой роли стало становиться грустно и скучно.

Далее я была великаном, погибшим потом в крови Имира. В этой роли было беззаботно, интересно, вокруг была бурная жизнь. Было чувство сопричастности к Имиру и др. великанам, что это не просто так, а для чего-то.

Потом я была в роли волос, переходя потом в роль леса. Эта роль была для меня наполнена силой, щедростью, энергией. Я чувствовала, что ее много, и я могу поделиться ей с появившимися людьми. Было чувство значимости, важности для других, для мира.

За время тренинга был целый калейдоскоп ощущений и чувств, что очень приятно.

Сейчас я чувствую удовлетворение и наполненность. Здорово!..».

 

Данная статья посвящена общей идее мифодраматического сюжета «Сотворения Мира» конкретной методике разыгрывания скандинавского Сотворения мира. Нам показалось важным дать возможность проследить как этапы контекстуальной подготовки к мифодраме (по источнику и сценарию), так и наблюдать сам процесс драмы и выслушать непосредственные впечатления ее участников. Таким образом, данный материал может служить не только ознакомительным целям, но и стать методическим инструментом при подобной работе.

 

This article is devotes to the mythodrama Scandinavian Creation of the Universe, its theory basis, historical resourse, scenario & impressions of participants. The Creation of the Universe could be the resort drama, permissive to find the own place in life in that mythological point of time. It could give a chance to touch the primal force of creation. This article is a methodic instrument of working with this plot.

Примечания:

1.      Стурлусон, Снорри. Младшая Эдда/Пер. с др.исл. О.А. Смирницкой. – М.: Ладомир. – 1994.

2.      Элиаде, М. Миф о вечном возвращении/Пер. с франц. – М.: Ладомир. – 2000.

 


[1] И потому она хорошо показывает семейные истории и взаимоотношения в социальной иерархии.

[2] Автор и ведущая Г. Бедненко.

[3] Пользуясь случаем, высказываю свою огромную благодарность заведующему кафедры О. Хухлаеву и его студентам и сотрудникам, принимавшим участие в этом действе. Отдельное спасибо преподавателю кафедры Игорю Любитову за содействие и соучастие.

[4] Один из игроков в таком представлении в детском саду, бывший злой Бабой Ягой рассказывал, что их сюжет состоял в том, что по воле его злой героини не зажигалась елочка. Когда все нужное было сделано, и елочка уже должна была зажечься – дети с Дедом Морозом кричали «Елочка зажгись! Раз! Два! Три!» - но что-то не сработало и елочные гирлянды не загорелись. Этого не случилось и при второй попытке. Тогда опешивший Дед Мороз (его играл один из родителей) в полной растерянности и ужасе сказал «Баба Яга, побойся Бога!!». Игрок, был не только Бабой Ягой, но и по убеждениям язычником, но почувствовал пафос момента и ничего не ответил. А елочка все-таки зажглась.

[5] Данное понимание пришло к нам именно во время одной из мифодрам по Сотворению мира.

[6] Как всякое Сотворение мира. Спасибо Елене Лопухиной за это замечание.

[7] Была драма, в которой участвовала Корова сама по себе и ее Рог, потом амплифицированный с Рогом Изобилия.

[8] Это также повторяемый сюжетный ход и выбор такой роли в драме.

[9] Тексты приведены целиком. Сохранен авторский синтаксис.

[10] Эта участница играла роль Мировой Бездны вначале, а потом сменила ее на другие.

[11] В тексте – «море, омывающее всю землю».

[12] То есть было три роли: Искра, Бестла и Ива – женщина Эмбла.

[13] Ясень, ставший первым человеком – мужчиной, по имени Аск (Ясень).

[14] Все роли выбирались участниками самостоятельно. Лишь в конце определенные части тела превращались в константы мира, а искры становились светилами. Но это была трансформация внутри уже выбранной роли.


 
  О НАС
О МААП, Преподаватели, Московские юнгианские аналитики, Контакты
  САМОПОЗНАНИЕ
Психологические фильмы, Работа со сновидениями, Открытый Юнгианский лекторийКниги для самопознания, Книги для обученияБиблиотека
  КОНСУЛЬТАЦИИ
Кто такой аналитик, Детское консультирование, Родителям Ближайший аналитик, Виртуальный аналитик .
  БАЗОВЫЕ ПРОГРАММЫ
Расписание, Юнгианская психотерапия, Детский психоанализ, Записаться на обучающий курс, Дистанционное обучение
  КРАТКОСРОЧНЫЕ ПРОГРАММЫ
Расписание, Мифологическое в терапии, Типология личности, Таро, Песочная терапия, Психосоматика, Символдрама, Записаться...
  РЕГУЛЯРНЫЕ ГРУППЫ
Киноклуб, Литературный клуб, Родительский клуб, Сновидческая группа, Практика юнгианского анализа, Коллоквиумы, Лекторий по мифологии
  ВЫЕЗДНЫЕ ПРОЕКТЫ
Региональная программа, Преподаватели, Шаттловый анализ и супервизия
  КОНТАКТЫ
МААП, РОАП, В регионах РФ, В ближнем зарубежье
  БЛОГИ
ЖЖ, LiveInternet, ВКонтактеМойМир
 

ЕЩЁ НА САЙТЕ
Фотогалерея К.Г. Юнга, Юнг и юнгианцы, Цитаты, Рецензии, Дипломные исследования

  ЕЩЁ НА САЙТЕ
Аудио-видео материалы, Клинический центр  
 

ЕЩЁ НА САЙТЕ
Карта сайта, Написать админу, Ссылки, Форум, English, Архив событий ...