Главная О МААП Юнг и юнгианцы Библиотека Ссылки Форум Блог Контакты dvds vitrina In English Карта сайта
 
Человек нуждается в трудностях; они необходимы для здоровья.
Карл Густав Юнг
 
 
 
 

Библиотека


Тридцать методов для подавления творческих способностей кандидатов в психоаналитики

  

Отто Кернберг

Kernberg O. Thirty methods to destroy the creativity of psychoanalytic candidates // International Journal of Psycho-Analysis. - 1996. - C/ 1031-40



Несколько лет тому назад одна из моих коллег смеясь сказала в разговоре, затронувшем формирование у обучающихся кандидатов творческих способностей: "Да развитие творческих способностей вообще не является главной проблемой. Мы всего-навсего должны хотя бы научиться не подавлять творческие способности, проявление которых неизбежно в нашей работе" (женщина-психоаналитик из Германии Лоре Шахт, личный разговор). На высказанные ею слова мне пришли в голову образы и сцены из времён моего обучения, из моей преподавательской деятельности и сотрудничества в различных психоаналитических обществах и институтах. Вот тогда я и решил, обобщить мои наблюдения, обсудить их с коллегами и опубликовать в качестве крика о помощи студентам, чтобы развить у них творческие психоаналитические  способности, правда, статья представляет всё в негативной форме. Позитивную версию статьи заинтересовавшийся читатель может прочитать в моей работе 1986 года, в которой представлен с одной стороны систематический анализ отношений между организационной структурой и способами функционирования психоаналитических институтов, а с другой стороны – их воздействия на психоаналитическое обучение. Великолепный обзор существующих на сегодня проблем в психоаналитическом образование читатель найдёт в резюме Wallerstein (1993), резюме, подводящего итоги пятой IPA-конференции обучающих аналитиков, состоявшейся в Буэнос-Айресе. На эту статью я буду опираться в моих выводах.


Представленный мною список возможностей по подавлению творческих способностей кандидатов в психоаналитики ни в коем случае не претендует на всеохватность, но мне хотелось бы надеяться, что в нём отражены важнейшие проблемы. Таким образом, мы переходим к моим советам по поводу того, каким образом можно эффективно подавлять творческие способности в образовательном процессе наших институтов:


1.       Как можно дольше затягивайте процесс приёма; по самым разным предлогам откладывайте приём кандидатов,  не допускайте кандидатов к важным для них источникам информации. Всё это поможет успешно подавить активность кандидатов. К тяжёлым эмоциональным реакциям окажутся склонными те кандидаты, ход обучения которых будет систематически затрудняться и затягиваться, а письменный материал, с представленным случаем лечения будет подвергаться многочисленным ревизиям, но самое важное здесь – позволить кандидату пережить опыт того, что любой его прогресс связан с долгими фазами ожидания и неуверенности (понятно, что такие кандидаты вряд ли окажутся способными проявлять инициативу). Чем тяжеловеснее будет идти процесс приёма на обучение и само обучение, тем сильнее будут кандидаты удерживаться от последнего шага для получения звания психоаналитика, от самостоятельности и от вступления в психоаналитическое общество, и тем дольше придётся от них ждать оригинальных научных работ, если таковые вообще когда-нибудь будут написаны.

 

2.       Для того, чтобы притормозить наслаждение кандидатов от попыток самостоятельно мыслить, неплохо использовать творения Фройда. Руководитель семинара должен настаивать на фундаментальном, полном и исчерпывающем изучении творений Фройда, причём в строго хронологическом порядке, а ещё руководитель должен удостовериться, что кандидаты в мельчайших деталях осведомлены о современном состоянии классической психоаналитической теории. Не должно существовать никакого сомнения в том, что критический подход к фройдовским работам возможен только тогда, когда кандидаты полностью серьёзно изучат все работы Фройда (и даже больше того, накопят достаточно большой практический опыт и познания в области психоанализа). Прежде всего, необходимо пропитаться духом Фройда, и чем больше это удаётся,  тем лучше. Помогать здесь будет умение отстраниться от современной критики и противоположных взглядов, а также от жгуче актуальных на сегодня клинических проблем. Защита фройдовских творений от контаминации (заражения) другими теориями или от критических подходов вызовет чудеса, достаточно только устранить у кандидатов интерес к дальнейшему развитию психоаналитического мышления. Руководитель семинаров ни на минутку не должен забывать, что изучаться и наизусть заучиваться должны выводы, к которым пришёл Фройд, но отнюдь не процесс фройдовского мышления. И на самом деле способность разбираться в методике фройдовского мышления, бывшего вне всякого сомнения революционным, приведёт кандидатов к вредной идентификации с его оригинальностью, подвергая этим опасности чистую, исключительную концентрацию на результатах.

 

3.       Возможную одушевлённость от творений Фройда ещё более эффективно убить, обращаясь в начале каждого нового семинара к наиболее творческим и наиболее важным работам Фройда, интенсивно занимаясь самыми мелкими деталями хорошо известных текстов, делая особый акцент на выводах, сделанных Фройдом. Такое успокаивающее повторение сохраняющих своё значение аспектов творений Фройда вместе с их особенно высоким местом в учебных планах десенсибилизирует кандидатов к его трудам. И ещё больше подобного рода усыпляющий процесс можно усилить, добиваясь от кандидатов подробного письменного изложения содержания работ Фройда или давая на семинарах задание, устно подытоживать то, что все уже хорошо знают. Ещё один шаг в этом же направлении: ввести специальный экзамен для проверки знания работ Фройда, что даёт право перейти к семинарам более высокого уровня.

 

4.       Не забывайте обращать особое внимание на тех кандидатов, которые склонны ставить под сомнение мнения выдающихся авторов, предпочитаемых в Вашем психоаналитическом институте. Постарайтесь сделать так, чтобы кандидаты раз и навсегда уяснили себе, что критическое мышление будет приветствоваться только тогда, когда оно полностью подтверждает взгляды психоаналитиков, признанных институтом. Не забывайте хвалить кандидатов, которые воодушевлены данными им текстами (естественно, что это не относится к текстам представителей "отклоняющихся школ", где от кандидатов ожидается подходящая критичность и неприятие). Когда Вы тактично, хотя и настойчиво, будете показывать Ваше предпочтение таких кандидатов, разделяющих официальный подход института, то постепенно будет уменьшаться искушение создавать новые, отличающиеся и критичные взгляды.

 

5.       Изо всех сил предохраняйте Ваших кандидатов от преждевременного участия на научных конференциях Вашего института и от приглашений на дискуссионные форумы, где авторитетные коллеги вынуждены высказывать совершенно различные взгляды на один и тот же предмет. Это легко оправдать ссылкой на то, что на персональный обучающий анализ не должны оказывать влияния внешние события, и прежде всего тогда, когда под сомнением оказывается сохранение анонимности обучающего аналитика. В небольших психоаналитических институтах недопущение кандидатов к конференциям можно в любом случае оправдать тем, что в столь небольшой группе вряд ли удастся избежать контактов с обучающим аналитиком. А этим мы имеем превосходное оправдание для изоляции обучающего корпуса института от возможности живых психоаналитических дискуссий.

 

6.       Необходимо очень внимательно контролировать факультативные семинары, так как молодые руководители семинаров любят там представлять новые, проблемные концепции. Все до единого факультативные курсы должны самым строгим образом контролироваться, так как тут всегда существует опасность разрушения сложившегося в институте гармоничного, интегрированного психоаналитического подхода.

 

7.       Самым строгим образом разделяйте семинары для новичков и для старшекурсников. К счастью, большинство психоаналитических институтов инстинктивно почувствовало, насколько важно не допускать к участию в одних и тех же семинарах студентов разных курсов. Ведь тогда студенты первых курсов слишком легко обнаружат у старшекурсников отсутствие твёрдой уверенности в непогрешимости кумиров и критическую настроенность, которые первокурсники учатся у себя вытеснять. А это уже может поставить под сомнение здоровую идеализацию психоаналитического образования и разрушить иллюзию о том, что между кандидатами и экзаменаторами существуют чуть ли непреодолимые различия.

 

8.       Добиться здорового уважения кандидатами экспертов можно посредством того, что в институте некоторые семинары проводятся целой командой, состоящей из опытных обучающих аналитиков и молодых психоаналитиков, пожелавших стать обучающими аналитиками. Возрастная иерархия членов института должна быть совершенно очевидной. Молодые психоаналитики, которые уважительно преклоняются перед мнениями более опытных аналитиков, своим поведением ясно показывают, что они полностью принимают авторитет старших, и даже дают понять, что они не знают, стоит ли вести себя на семинаре активно (и если стоит, то насколько), подчёркивая всем этим необходимость уважать существующие авторитеты и обходиться безо всякой критики. Такую иерархию можно усиливать довольно простыми средствами, скажем, резервируя на институтских мероприятиях первый ряд для опытных обучающих аналитиков.

 

9.       Постарайтесь усилить экзаменационные ритуалы всеми мыслимыми и немыслимыми средствами. Здесь имеется огромное поле для выдумок. Например, можно требовать предъявлять на экзамене письменно изложенный случай лечения, который потом будет подлежать многочисленным ревизиям и корректурам. В результате такого опыта кандидаты приобретают целительное уважение перед чудовищными трудностями, связанными с написанием  работы, удовлетворяющей требованиям к публикации. Неплохо также, чтобы кандидат сделал доклад на институтском собрании, причём обсуждать доклад могут лишь старейшие члены института (которые, возможно, сами уже много лет не делали никаких докладов). Исчерпывающая критика со стороны старейшин может хорошо показать кандидату их очень высокие требования, предъявляемые к научному докладу. Ту же самую цель может выполнить и доклад перед комитетом, состоящим из старейших членов института. А в некоторых странах дополнительно ко всему все члены института тайным голосованием решают, соответствует ли прослушанный доклад, сделанный кандидатом, критериям допуска на следующий этап обучения. Когда тяжёлые политические распри в институте заставляют только что испечённого психоаналитика автоматически вливаться во влиятельную группировку и разносить в пух и прах своего обучающего аналитика, то тогда, квалификационный научный доклад может привести к обоснованным страхам за будущую научную работу (Bruzzone, 1985).

 

10.       Постоянно обращайте внимание кандидатов на то, что даже одно только понимание психоаналитической теории и метода, не говоря уже об умении применять его в других сферах, может достичь достаточной глубины только спустя многие годы, после достаточного накопления клинического опыта. Тогда вот и появляется возможность сказать своё слово в психоаналитической науке. Тактично, но своевременно (преждевременно!) спрашивайте, насколько желания кандидатов не только читать доклады, но и публиковывать их (!) отражают неразрешённую эдиповскую конкуренцию или нарцизные конфликты. Да и в том случае, если новоиспечённый психоаналитик публикуется очень редко и до публикации не забывает попросить одобрения своим манускриптам у опытных членов института, необходимо ещё будет позаботиться о том, чтобы любая информация подобного рода была донесена до кандидатов, усиливая существующий у них страх перед публикацией. Ни в коем случае  нельзя поощрять кандидатов к тому, чтобы они записывали свои новые, оригинальные мысли, ведь, конечно же, написание статьи является слишком обременительной обязанностью, а отнюдь не удовольствием или источником гордости, даже если кандидат уже занят научной работой (Britton, 1994).

 

11.       Неплохо бы было намекать кандидатам, что правильно понять и применять на практике психоанализ могут только профессионалы, обитающие в удалённых от нас землях, и говорящие на языке, которым владеют далеко не все кандидаты. В том случае, когда обучение построено так, что у кандидатов не находится никакого времени для достаточно долгого пребывания в столь далеко от нас удалённой идеальной стране, у них будет формироваться убеждённость в тщетности любых надежд развивать психоанализ, так как он неизбежно привязан к одному-единственному источнику истинной теории и практики, и такое убеждение кандидата может жить долго.

 

12.       Необходимо стараться помешать преждевременным контактам кандидатов с другими институтами, а также участию в конгрессах и конференциях и тем более психоаналитической работе кандидатов; особенно это касается контактов с институтами родного города, своего региона или своей страны. Это ещё больше увеличит идеализацию отдалённых и зарубежных институтов, к которым у кандидатов нет никакого доступа. К счастью, многие психоаналитические институты эффективно защищены от проникновения чужих посетителей; из числа последних на хорошо подготовленные конференции специально приглашаются немногие. К тому же переходу кандидата от одного института в другой, от одного города или страны в другие противостоят почти повсюду чуть ли не непреодолимые препятствия. Посредством этого можно легко избегать потенциально неблагоприятных сравнений, информации об экспериментах с новыми методами обучения и довольно сомнительного свежего ветра инноваций и изменений со всеми их потенциально контаминирующими (заразительными) последствиями.

 

13.       Всегда давайте кандидатам как минимум двойную дозу литературы для подготовки к семинарам.  Требуйте устных обобщений на семинарах, в мельчайших деталях проверяйте, прочитали ли (и насколько добросовестно прочитали) студенты тексты. И как уже мы упоминали, ни в коем случае не забывайте задавать творения Фройда, которые студенты уже и так хорошо знают по многочисленным семинарам. И было бы совсем  неплохо, если бы исключались любые тексты, опубликованные в последние 20 лет. Тогда было бы ярко продемонстрировано, что всё действительно важное в психоанализе уже открыто, что никаких новых открытий в теории и практике не следует ожидать. А это само собой понятно будет включать в себя и все мысли, приходящие в головы кандидатам.

 

14.       В отличие от некоторых институтов, которые своё решение основывают на совместном обсуждении, Вы должны просто настаивать на том, что кандидаты по принципиальным мотивам не должны участвовать в семинарах, которые проводятся их обучающими аналитиками. А фактически кандидаты никогда не должны присутствовать на конференциях, дискуссионных подиумах и других встречах психоаналитиков-профессионалов, чтобы уже сформировавшийся перенос не разрушался в результате получения объективной информации о профессиональной деятельности обучающего аналитика, а наоборот сохранялась столь важная для аналитического образования анонимность. Такая анонимность будет помогать формировать у кандидата идеализацию аналитика и здоровую неуверенность в своих силах, чего невозможно достичь психоаналитическими средствами (Kernberg, 1986).

 

15.       Полезно бы было также в списке литературы выделять работы ведущих сотрудников Вашего института, причём в идеальном случае соответствующие семинары должны проводиться не ими самими, а их теперешними или прежними учениками. Требуйте к тому же от студентов чтения текстов, подтверждающих или подкрепляющих выводы ведущих сотрудников Вашего института. Включайте самое большее 1-2 работы, в которых представлена иная точка зрения, и опять же для того, чтобы показать их слабости. Ещё лучше этот пункт можно поддержать, если заставлять кандидатов в качестве предпосылки для участия в следующих семинарах написать научную работу или письменно представить клинический случай, которые для поддержки сделанных в них наблюдений в обязательном порядке должны опираться на работы ведущих учёных института.

 

16.       В идеальном случае необходимо как можно дольше удерживать кандидатов от контактов с представителями альтернативных психоаналитических школ. Тексты с иными подходами вкратце должны быть представлены и соответственно раскритикованы на старших курсах в контексте расширения взглядов студентов. А ещё лучше бы было приглашать для проведения  небольших семинаров ведущих представителей других направлений, на которых участвуют исключительно кандидаты и руководители курса, причём последние заботятся о том, чтобы кандидаты стали свидетелями беспощадного разоблачения (демонтажа) приглашённого профессора. Семинары с одним из знаменитых диссидентов, которые проводятся в течение целого дня, и на которых уважительно и в то же время непоколебимо критикуются взгляды гостевого профессора, помогают снабдить студентов уверенностью в правоте своей школы и показывают им, что отныне не стоит ломать голову над проблемами, да и вообще новые идеи опасны, правда, оказывается, что их можно достаточно легко лишать подрывного (субверсивного) потенциала.

 

17.       Позаботьтесь о том, чтобы кандидаты, почти не имеющие никакого практического опыта, всегда представляли свои случаи в присутствии опытных кандидатов и руководителя семинара. И ни в коем случае аналитики с большим практическим опытом не должны представлять свой случай перед группой кандидатов, так как обнаруживающиеся слабости в лечении пациента и неизбежные ошибки в работе у известного психоаналитика могут вызвать ослабление у кандидатов критичности к себе, изгонят у них страх перед преподавателями и устранят естественную скромность кандидатов, присущую им в начале профессиональной карьеры. Не забывайте, что никто не сомневается в том, что даже только что испечённый психоаналитик всегда работает намного лучше, чем кандидат, а опытный психоаналитик будет явно превосходить молодого, всё это эффективно поддерживает сомнения и отчаяние кандидатов.

 

18.       Важно также осторожненько укрощать или посоветовать покинуть институт тем кандидатам, которые обнаруживают необычайную критичность и воинственность, подвергая этим опасности гармоничную атмосферу, царящую на семинарах; такие студенты могут критиковать руководителя семинара или даже отваживаться в присутствии обучающего аналитика (естественно, что об этом потом будет говориться на конференциях обучающих аналитиков) открыто критиковать мнения, высказанные им. Достичь смирения кандидатов нетрудно, скажем, всеми способами отодвигая допуск кандидата к проведению им контролируемого анализа или проводить собрания руководства института с руководителями семинаров, на которых жёстко покритиковать проблемных студентов. О чём тут будут говорить, кандидат может узнать только косвенно в разговоре с личным консультантом, который самым дружеским образом познакомит студента с негативным отношением института. Когда студенту будет достаточно того, что о нём думают (по сведениям из вторых или третьих рук), тогда или изменится его установка по отношению к институту, или же он попросту сдастся. Если в результате этого студент добровольно покинет стены института, то его имя больше нельзя упоминать, да и вся афера должна быть покрыта тайным молчанием.  На студентов очень сильно скажется знание о том, что произошло что-то ужасное и опасное, о чём никто не должен говорить с сочувствием и милосердием.

 

19.   В последние годы был создан совсем неплохой инструмент, позволяющий эффективно подавлять воодушевление кандидатов психоаналитическим обучением: это так называемый подготовительный, неофициальный год. В этот период перед студентами в виде предварительного семинара с очень низким уровнем изложения вкратце представляется вся психоаналитическая теория и психоаналитический метод. Здесь ни на минутку нельзя забывать опираться на наивысшие пики фройдовского мышления, добавляя, что чуть позже об этом поговорим подробнее. Кроме того, здесь даётся краткое введение в историю психоанализа начиная с его зарождения и до сегодняшних дней. И здесь тоже не нужно забывать указывать на последующее углубление психоаналитических знаний. Так как много студентов уже знакомы с психоаналитическими теориями на самых разных уровнях, то непосредственно здесь необходимо начинать процесс демпфирования (приглушения интересов). В результате этого у кандидатов возникнет ощущение, что в принципе невозможно узнать о том, чему будет обучать дальше, а также ещё больше разгорится желание углубить свои познания. А одновременно основные психоаналитические концепции потеряют свою былую притягательность из-за их традиционных упрощённых изложений, ведь только на следующих курсах их можно будет изучить более основательно. Подобного рода метод приглушения интересов естественно хорошо подойдёт для любого «введения в предмет», того введения, которое даёт студентам понять, что всё «самое ценное и интересное» будет обсуждаться в другое время.

 

20.   Ни один из  семинаров, посвящённых освоению психоаналитических методов, не должен исходить из актуального состояния психоанализа; необходимо постоянно учитывать пояснительные тексты Фройда и клинические случаи, написанные им: само собой разумеется, что человек-крыса, человек-волк, Дора и Маленький Ханс уже изучались на семинарах, посвящённых творчеству Фройда; но для овладения общими принципами психоаналитических методов эти работы должны изучаться заново. Когда кандидатам говорят, что о новых школах и альтернативных подходах к психоаналитическому процессу будет говориться на других курсах (сегодня, к сожалению по-другому и быть не может), то студенты начинают испытывать всё большую тревогу за свою будущую работу из-за незначительных знаний скажем в области Психологии сферы Я, французской и британской школ и т. д. А в результате этого студенты теряют веру в то, что своей деятельностью они могут помочь разрешить проблемы, с которыми их сталкивает современное поколение пациентов. При одновременной тактичной передаче благой вести о том, что в действительности психоаналитическая деятельность является искусством, овладеть которой можно только посредством интуиции, нарастающей при прохождении обучающего анализа и супервизии, страхи студентов будут сохранять своё парализующее действие в течении большого времени (Arlow, 1991).

 

21.   Важную роль в деле подавления доверия кандидатов к своей деятельности  и к возможности учиться на своем собственном опыте играет супервизия. Но в любом случае супервизоры должны говорить как можно меньше. Чрезвычайно полезной оказывается само собой понятная преёмственность нахождения кандидата в роли пациента сначала у обучающего аналитика, а потом – у супервизора. Если супервизор внимательно прислушивается к представлению кандидатом клинического случая, прерывая своё молчание только для того, чтобы сделать короткий комментарий, показывающий ошибки, сделанные студентом, то последний надолго застывает в неуверенности и скромности относительно умения работать. Старания студента разобраться в интеллектуальных конструкциях, определяющих высказывания супервизора, начинают столь сильно занимать кандидата, что это начинает существенно сказываться на его работе с пациентом. У кандидатов должна сформироваться установка, что избавиться от грубых ошибок в своей работе они смогут, если будут  безоговорочно придерживаться советов своего супервизора, демонстрируя ему, что они давали точно такие же интерпретации, которые бы дал и сам супервизор. Под воздействием этого устраняется опасный процесс, заключающийся в индивидуальной интеграции теории и персональных методических рамок, что могло бы появиться в результате творческой активности кандидатов, экспериментирующих со своими взглядами при учёте автономного развития пациента на психоаналитических сеансах. Если супервизоры никогда не обсуждают вместе с кандидатами свои педагогические подходы к супервизии, а институт придерживается позиции строгого разделения методических семинаров и супервизии контролируемых анализов, то в результате складывающегося хаоса и замешательства студенты приходят к мнению, что только спустя годы профессиональной деятельности у них будут достаточно сформированы аналитические способности для того, чтобы суметь их творчески развивать дальше.

 

22.       Определённая степень параноидного страха, противовеса процесса идеализации, подпитываемого обучающим анализом, пронизывает большинство психоаналитических институтов. При этом, конечно, не стоит забывать, что с подобного рода развитием конфронтируются все общественные организации. Такого рода параноидный страх может помочь удерживать кандидатов от самостоятельной работы, проявления мужественной инициативы и проведения интересных исследований. К счастью, существует множество методов, позволяющих ещё более усилить параноидные страхи. И самым эффективным методом пока остаётся сообщение обучающего аналитика о развитии анализируемого им студента. Традиция, в соответствии с которой «делающий сообщение» обучающий аналитик, то есть предоставление обучающему комитету информации о пригодности анализируемого им кандидата для прохождения определённого курса или для начала прохождения первого контролируемого анализа и т. д., по-видимому, является наиболее сильным «параноидно-ятрогенным» инструментом в психоаналитическом образовании. Очень жаль, что большинство психоаналитических институтов отказалось от использования этого инструмента, и даже считают его использование неэтичным. К счастью, у многих обучающих аналитиков всё ещё сохраняется неподавленная склонность выражать своё истинное мнение о кандидате посредством едва уловимых жестов. Развитию такой склонности может способствовать система тайного подслушивания, то есть использование в качестве источника вдохновения для карательных мер информации какого-либо кандидата о высказываниях другого кандидата, касающихся его обучающего аналитика. Один только страх от последствий таких необдуманных высказываний может эффективно поддерживать параноидную настроенность (Dulchin, 1982; Lifschutz, 1976).

 

23.       Ещё один, совершенно легальный способ увеличить у кандидатов параноидный страх заключается просто в том, чтобы не давать полной информации, касающейся требований, ожиданий, правил, предписаний и возможных трудностей. Не стоит регулярно информировать кандидатов об их успехах и оценках, даваемых им преподавателями и администрацией. Ограничьтесь только сведениями о недостатках и ошибках студентов, причём делайте это косвенным, уже описанным нами способом. Да и отказ от ясных, прямых комментариев на супервизии, когда кандидаты узнают об оценке проводимого им лечения только косвенно через консультанта, руководителя института или вообще витающие в воздухе слухи, может довольно сильно увеличить параноидные установки. Будут вполне законными ссылки на официальные брошюры при любых вопросах кандидатов, и нечего здесь прибегать к регулярным встречам со студентами для обмена информацией. Странно, что существуют институты, руководство которых встречается сразу со всеми студентами – ведь потенциально это заряжено опасными последствиями в виде установления спокойной атмосферы, самостоятельности, а возможно даже и появления нападок на признанные авторитеты!

 

24.       Чудовищно важны послания, которые даруют местным психоаналитическим обществам их ведущие представители. Открытые и добровольные признания самых опытных и самых известных аналитиков о существующей у них огромной неуверенности и страхах написания аналитических работ будут идти только на пользу здоровой идентификации студентов. Ещё лучший пример представляет собой старомодная, но к счастью всё ещё существующая «система конвоя», то есть: небольшое число самых опытных и самых запрашиваемых обучающих аналитиков института имеет у себя на обучающем анализе такое огромное число кандидатов, что им уже попросту не хватает больше сил для посещения научных конференций, не говоря уже об активном участии в научной работе своего института. Обучающие аналитики не осмеливаются сказать даже одного слова на публике, и всё ради того, чтобы перенос на них оставался в первозданной чистоте. Дружба, союзы и соперничество кандидатов, имеющих честь быть в анализе у такого великого мастера, будут эффективно поддерживать стабилизирующую идеализацию и пассивность. Эта модель очень хорошо себя оправдала в деле подавления независимого и критического мышления кандидатов.

 

25.       При выборе кандидатов по-возможности придерживайтесь гомогенности (однородности) профессиональных целей. Истинный психоаналитик ни к чему другому не стремится, как только к чистой психоаналитической практике, ничего другого не желает, как только свободы работать в своей частной практике при помощи аналитических средств.  Он пытается не упрощать свою аналитическую работу использованием других аспектов своей прежней профессиональной деятельности, например, прибегая к психотерапии детей, психотиков или тяжело регрессировавших пациентов, или участвуя в научных проектах, содержание которых не ограничивается рамками психоаналитического сеанса, входя в руководство института или начиная заниматься художественной деятельностью. Так как для психоаналитической теории большим испытанием является работа в смежных профессиональных сферах, то избегание любой активности в таковых зонах не только сохраняет чистоту психоаналитической деятельности, но и препятствует проявлению к ним интереса (в том числе и к прикладным сферам психоанализа). Потому и не следует принимать на обучение аутсайдеров, желающих применять психоанализ к другим профессиональным сферам; другими словами: не нужно никаких философов, интересующихся смежной полосой между философским и психоаналитическим мышлением, как и не нужно никакого учёного-экспериментатора, стремящегося дополнить свой нейрофизиологический подход. Если при выборе кандидатов последовательно придерживаться таких защитных мероприятий, то тогда удастся толерантно отнестись к совсем немногим «исключениям», которые будут интересоваться интеллектуальными аспектами психоанализа. Но постарайтесь отделить эти исключения от истинных кандидатов, стараясь не допускать первых к участию в клинических семинарах. Короче говоря: как можно ярче показывайте ту пропасть, что зияет между истинным аналитическим образованием и «вторичными проектами». Следует полностью избегать посвящать в «клиническую часть обучения» учёных из других областей науки; эти учёные должны постоянно чувствовать на себе Ваш гнев за их попытки заняться клинической работой и полностью согласиться с Вашей установкой, что психоанализ невозможно понять без получения полного клинического образования.

 

26.       Кроме того, все междисциплинарные проблемы должны затрагиваться на последних фазах обучения и ограничиваться факультативными семинарами на последнем году обучения; тогда фундаментальная психоаналитическая идентичность кандидата настолько широко стабилизирована, что сможет выдержать упрощения и потенциально деструктивные последствия использования психоаналитического подхода к искусству, к социальным катаклизмам, философии и неврологии. Противоположный путь состоял бы в том, чтобы находить связи с родственными науками уже в начале знакомства с психоаналитической теорией, например, изучая теорию влечений и не бояться заразиться альтернативными моделями и теориями мотивации. Ещё один пример, когда изучение психоаналитической теории депрессии подвергает опасности  аутентичные психоаналитические убеждения из-за преждевременного изучении отношений между психодинамикой и биологическими детерминантами депрессии.

 

27.       Оставляйте для всех проблем между преподавателями и кандидатами, возникающих на семинарах и супервизиях, а также для всех конфликтов, вспыхивающих между кандидатами и администрацией института, место "на кушетке": никогда нельзя забывать о том, что отреагирование переноса относится к наиболее тяжёлым осложнениям психоаналитического образования и что любое проявление недовольства со стороны кандидатов несёт в себе черты переноса. Необычайное упорство, с которыми кандидат отстаивает проблематичные подходы, его мышление, недалёкое от фантазии, или прибегание к альтернативным взглядам, как правило коренится в переносе и должно соответственно разрешаться на индивидуальных психоаналитических сеансах. А это уже требует сплочённости рядов преподавательского корпуса. Преподаватели, которые сталкиваются с критическими высказываниями отдельных кандидатов и даже целой группы, должны держаться все вместе. Преподавательский корпус с единой установкой позволяет сформироваться прочной, солидной структуре, на фундаменте которой можно проводить диагностику степени переносной регрессии кандидатов, объясняя её их индивидуальным психоаналитическим опытом.

 

28.       Но и после применения всех описанных здесь принципов и советов, Вы можете не добиться своей цели, если обучающий корпус преподавателей в тайне будет посвящать себя творчеству. Задача подавить творческие способности преподавателей довольно трудна, но в принципе выполнима, ведь обучающий корпус с подавленными творческими способностями являются лучшим гарантом того, что схожие процессы бессознательного репродуцирования будут имплантироваться в души кандидатов. Таким образом, наибольшее требование к Вам будет заключаться в вопросе: Каким образом можно заглушить проявление творческих способностей у членов Вашего психоаналитического института? К счастью, многолетний опыт показывает, что иерархическое расширение процесса воспитания на социальную структуру всего психоаналитического общества можно удивительно беспроблемно и эффективно осуществить. Большой помощью здесь будет сооружение мощных барьеров на профессиональном пути кандидата к приват-членству, потом к полному членству, затем к званию обучающего аналитика и под конец членство в обучающем комитете и/или руководство серьёзным, постоянным семинаром. Каждый должен хорошо знать, что подъём по этим ступенькам намного больше будет зависеть от принадлежности к правящей политической группе института, чем от профессиональных и научных достижений. Путь с одной ступени на другую безусловно  должен оставаться ненадёжным и неясным, чтобы в институте господствовала перманентная атмосфера неуверенности и паранойи. В результате частого проведения тайных голосований по поводу положения на всех уровнях, каждому становится видно влияние политических процессов на результаты голосования.

 

29.       А, прежде всего, должны господствовать деликатное умалчивание и перманентная тревожащая неизвестность относительно того, каким требованиям необходимо удовлетворять для того, чтобы претендовать на звание обучающего аналитика, когда и кто решает это, какая обратная связь и помощь имеются для претендента, пытающегося избежать травматических последствий выдвижения себя на звание обучающего аналитика. Чем больше обучающие аналитики изолируются и сплачиваются в качестве группы, наделённой авторитетом и престижем, тем сильнее приглушающие воздействия процессов отбора будут определять ход всего образования. Это даёт в руки обучающих аналитиков самый надёжный и самый эффективный инструмент, позволяющий держать в узде не только кандидатов, но также преподавателей и весь институт.

 

30.   Если всё же оказалось так, что Вы стали неуверены в том, что признанные методы подавления у кандидатов творческих способностей идут им на пользу, то Вам стоит всего на всего подумать о том, что психоаналитическое образование отнюдь не нацелено на передачу кандидатам научных знаний, чтобы кандидаты и сами стали формировать у себя новые способности. При психоаналитическом обучении речь в первую очередь идёт о том, чтобы сохранить уже признанный уровень состояния психоанализа, всеми силами препятствуя любой форме упрощения и искажения, любым способам его разрушения или злоупотребления.



И никогда не забывайте о том, что из любой искры может возгореться пламя, прежде всего тогда, когда разгорается оно из сердцевины мёртвого дерева. Старайтесь потушить его пораньше, чтобы не было слишком поздно!

 

Библиография

Arlow J.A. Address to the graduating class of the San Francisco Psychoanalytic Institute, 16. Juni 1990. // Amer. Psychoanalyst. - 1991 - С. 15-16

Britton R. Publication anxiety: conflict between communication and affiliation. // Int. J. Psycho-Anal. - 1994. - С. 1213-24

Bruzzone M., et al. Regression and persecution in analytic training. Reflections on experience. // Int. Rev. Psychoanal. - 1985. - С. 411-15

Dulchin J., Segal A.J. The ambiguity of confidentiality in a psychoanalytic institute. // Psychiat. - 1982. - С. 27-37

Kernberg O.F. Institutional problems of psychoanalytic education. // J. Amer. Psychoanal. Assn. - 1986. - С. 43-59

Lifschutz J.E. A critique of reporting and assessment in the training analysis. // J. Amer. Psychoanal. Assn. - 1976. - С. 4330-4359

Wallerstein R.S. Between chaos and petrification: a summary of the fifth IPA conference of training analysts. // Int. J. Psycho-Anal. - 1993. - С. 165-78



 
  О НАС
О МААП, Преподаватели, Московские юнгианские аналитики, Контакты
  САМОПОЗНАНИЕ
Психологические фильмы, Работа со сновидениями, Открытый Юнгианский лекторийКниги для самопознания, Книги для обученияБиблиотека
  КОНСУЛЬТАЦИИ
Кто такой аналитик, Детское консультирование, Родителям Ближайший аналитик, Виртуальный аналитик .
  БАЗОВЫЕ ПРОГРАММЫ
Расписание, Юнгианская психотерапия, Детский психоанализ, Записаться на обучающий курс, Дистанционное обучение
  КРАТКОСРОЧНЫЕ ПРОГРАММЫ
Расписание, Мифологическое в терапии, Типология личности, Таро, Песочная терапия, Психосоматика, Символдрама, Записаться...
  РЕГУЛЯРНЫЕ ГРУППЫ
Киноклуб, Литературный клуб, Родительский клуб, Сновидческая группа, Практика юнгианского анализа, Коллоквиумы, Лекторий по мифологии
  ВЫЕЗДНЫЕ ПРОЕКТЫ
Региональная программа, Преподаватели, Шаттловый анализ и супервизия
  КОНТАКТЫ
МААП, РОАП, В регионах РФ, В ближнем зарубежье
  БЛОГИ
ЖЖ, LiveInternet, ВКонтактеМойМир
 

ЕЩЁ НА САЙТЕ
Фотогалерея К.Г. Юнга, Юнг и юнгианцы, Цитаты, Рецензии, Дипломные исследования

  ЕЩЁ НА САЙТЕ
Аудио-видео материалы, Клинический центр  
 

ЕЩЁ НА САЙТЕ
Карта сайта, Написать админу, Ссылки, Форум, English, Архив событий ...